etoonda (etoonda) wrote,
etoonda
etoonda

Беженцами мы не будем. Это наш город, это наша земля.



Ольга - сотрудница баклаборатории больницы № 21. Сирота. Вдова. Одна воспитывает четверых детей. Старшие мальчишки – 16-летний Эдик и 11-летний Максим. И младшие девчонки – 7 Алине и 5 - Карине. В этом бомбоубежище живут уже 4-й месяц. В помещении тепло, оборудованы спальные места, кухня. Но подвал есть подвал… А деваться-то некуда. Их квартира находится в районе аэропорта, в многоэтажке. Больница – в этом же районе, но здесь есть куда спрятаться. На улицу дети практически не выходят – потому что трудно предсказать, когда и в какое время может прилететь смертоносный «подарок» от украинских вояк из аэропорта.

- В нашем подъезде нет никого, все выехали. Из-за постоянных бомбежек, - говорит Ольга. – В доме много квартир пострадало, а наша, слава Богу, цела, только москитные сетки взрывной волной сорвало. Но все равно, страшно там жить, тем более когда мы одни в подъезде.

В убежище постоянно живут 8 человек. Во время бомбежек сюда спускаются сотрудники и стационарные больные. А обстрелы здесь – каждый день и без всякого расписания.

- Уезжать отсюда я никуда не собираюсь, продолжает Оля. – Беженцами мы не будем. Здесь родились мои дети. Это наш город, это наша земля.

Самая маленькая и самая шустрая Карина тут же нашла со всеми гостями общий язык, позировала перед камерами.

- Карина, а где твоя сестра Алина?
- А она боится фотоглафиловаться.
- А ты не боишься?
- Нет!

Алина оказалась менее общительной (наверное, весь семейный запас этого качества достался самой младшей сестренке). Она забралась под стол и выманить ее оттуда не могли ни увещевания мамы, ни подарки.
11-летний Максим, как и подобает настоящему мужчине, спокойно отвечал на все вопросы. А самый старший Эдик в это время помогал разгружать машину со стройматериалами, которые привезли депутаты парламента Новороссии и НОД России для восстановления больницы. Такой себе 16-летний мужичок. А как иначе, ведь он – главный помощник мамы, мужчина в доме.

- Эдик, ты не боишься бомбежек?

- Не сильно. Малые боятся, когда бомбят. Как только начинает грохотать – они как мыши выскакивают в коридор – уже знают, что там безопаснее, потому что нет окон. Один раз им сказали, и они запомнили.

- Погулять на лице удается?

- Мне лично – нет, - последовал довольно серьезный ответ.

- А в футбол ведь любишь играть? Все мальчишки любят футбол.

- Очень люблю. Но сейчас не могу. У меня друг погиб 5 ноября – может, слышали – на футбольном поле, возле школы, Андрей Елисеев? Андрей позвонил мне днем, говорит, будешь играть? Я ему ответил, что может не стоит сегодня идти - сильно бомбят. Я не пошел, тем более что нужно было маме помочь с малыми. А потом мне позвонил другой наш друг и сказал, что Андрей погиб. На месте. Ему было 18. И Даня Кузнецов погиб, его я тоже знал хорошо. Мы всегда вместе играли на этом поле…





Subscribe

promo etoonda january 3, 2018 09:01 5
Buy for 100 tokens
Как Россия договорится с Западом, что случится с налогами и «кубышками», почему закрыли Европейский университет и режиссёра Серебренникова, кому и когда Путин передаст страну в этом интервью. Прогнозы на 2018 год и итоги 2017-го. Сатирик Михаил Жванецкий просто ждёт, когда «снизу постучат».…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment