etoonda (etoonda) wrote,
etoonda
etoonda

"Боснийский дневник" Игоря Г ( 1 часть )

2-й Русский Добровольческий Отряд в Боснии 1992-1993 годы

Добровольцы из России воюют в Югославии. Именно добровольцы, а не "солдаты удачи". Не были они наемниками и в Боснии, где с оружием в руках сражались на стороне сербов. Нынешняя война, которая, судя по всему, только разворачивается, только набирает силу, - эта война не может быть понята в отрыве от кровавого противостояния середины 90-х годов. Свидетельство тому - "Боснийский дневник" Игоря Г.

Шел 1992-й год. В конце июля завершилась война в Приднестровье. Завершилась вничью, по мнению большинства ее участников. У многих из них, уже понюхавших пороху, потерявших друзей и ожесточившихся, осталось чувство, которое коротко можно выразить фразой: "Не довоевали". После первой эйфории - живы! - наступало состояние, знакомое большинству профессиональных вояк: желание вновь рисковать, жить "полной" жизнью. Это так называемый "синдром отравления порохом". Народ был разный. В рядах добровольцев находились "идейные" монархисты, казаки, коммунисты, просто "любители повоевать", наконец, случайно попавшие на войну люди.


Уже в последние дни Приднестровской кампании, накануне ввода "миротворческих сил", многие "ничтоже сумняшеся" собирались воевать дальше. Одних, наименее склонных к обоснованию своих желаний, влек Карабах. Другие поглядывали на Абхазию, которая пользовалась поддержкой "патриотической" прессы. И очень многие обращали свои взоры к Югославии, о которой ходила масса всевозможных слухов. Среди последних был и автор сей статьи.

Сейчас, когда на Балканах полыхает новая война, когда добровольцы из России всеми правдами и неправдами стремятся пробраться в Югославию, - именно сейчас опыт добровольцев, воевавших в Боснии, представляет несомненный интерес.

Автор ставит своей задачей лишь ознакомить читателей с событиями, участником которых он (и некоторые из его товарищей) был в 1992-1993 годах, а также с некоторыми своими выводами, касающимися прошлого и настоящего, происходящего ныне очередного Балканского побоища.

Так получилось, что в Боснию по большей части попадали уже устремленные люди. Вот и оба моих спутника - Андрей Нименко и "Ас" (Александр Мухарев) были моими товарищами по Приднестровью. Оба воевали в ТСО (Территориально-спасательный отряд), в батальоне "Южный", участвовали в боях на Кицканском плацдарме. С нами ехал и "вербовщик" - Ярослав Ястребов (оказавшийся, как выяснилось позднее, весьма неприятной личностью). Всю дорогу вспоминали о боях, в которых участвовали, искали (и находили) общих знакомых, гадали, - как обернется для нас эта авантюра. Из всех ехавших Ас обладал наиболее богатым жизненным и военным опытом. Он и был назначен командиром отряда, получившего в прессе громкое название "Царские волки", а на самом деле скромно именовавшимся 2-м добровольческим. Что до идеологии, то все трое, сидевших в поезде, считали себя монархистами и патриотами (странное, должно быть, для человека, далекого от нынешней России, сочетание: казалось бы, одно подразумевает другое, но это не так). А, в общем, оба моих попутчика в политике не слишком разбирались. Для них, по крайней мере, вначале, совершенно неизвестны были ни причины этой войны, ни ее цели.

С поезда (мы ехали до Белграда) нас посадили в машину и повезли прямо в Вышеград. Ехали через всю Сербию. Мимо пролетали холмы и поля Шумадии, аккуратные города и поселки. Нас, впервые попавших за границу, поражал четко видимый достаток во всем: и в глади широких автобанов, и в массе частных (2-3-х этажных) домов, в обилии автомашин "престижных" марок, ухоженности полей и придорожных кафан. Мы попали "на Запад". Невольно возникал вопрос: зачем этим людям воевать? Меж тем, равнины сменились горами. Мы проехали Ужицу и за стеклами замелькали туннели, обрывы, горные озера и монастыри. Леса были еще в зелени, хотя уже наступил ноябрь (в Москве вовсю шел снег).

Картины достатка и мирного спокойствия впервые нарушил пограничный контроль на Боснийской границе. Несколько "дедов" с карабинами, в зеленых шинелях стояли у шлагбаума. Вид у них был явно не воинственный. Совсем иначе выглядели 2-3 солдата "военной полиции": молодые здоровые парни в щегольском камуфляже, обвешанные нашивками и пистолетами. Придет время, и мы научимся распознавать в этих "героях" любителей бегать с поля боя при малейшей опасности, а пока мы, невысокие русские, смотрели снизу вверх на двухметровых "громил".

За КПП пошли совсем иные картины: сож-жены дома и целые села. Следы пуль на стенах, полное безлюдье - здесь не так давно прошел Ужицкий корпус, и мусульмане панически бежали из своих родных мест.

Итак, 1-го ноября 1992 года мы прибыли в город Вышеград, занятый 2-й Подринской легкопехотной бригадой Войска Сербской Республики. Там уже находились двое русских, приехавших на два дня раньше: Тимофей Б. (бывший капитан III ранга ВМФ СССР) и Валерий Б. (впоследствии прозванный "Меченным" и "Причником" - бывший лейтенант-замполит). С этого момента начал свое существование 2-й РДО.

В город мы приехали под звуки перестрелки - сербская артиллерия вела огонь по позициям мусульман, находившихся всего в километре от города. Вечером мы получили автоматы (неважная копия нашего "Калашникова") и попали на ужин, устроенный командованием бригады в нашу честь. Надо отдать сербам должное - ни тогда, ни позже они не скупились на угощение.

14 ноября мы впервые познакомились с "сербским способом" атаки. Группа в двадцать бойцов (в том числе трое русских) подошла к сельцу Закрсница. Обнаружили шесть мусульман. С расстояния трехсот метров по селу открыли огонь из трех пулеметов, гранатомёта, стрелкового оружия. Двух "муслимов" убили (одного из них снял снайперски Ас). Бойцы противника живо отвечали из домов автоматным огнём. Они не прекратили огонь и после того, как один из домов разнесли четырьмя гранатомётными выстрелами. У сербов потерь не было. Но вместо того, чтобы спуститься с горы и взять село, сербы (очень довольные) ушли назад. При этом едва не погиб Андрей Нименко, который, ожидая сербской атаки, спустился к самым домам, собираясь забросать их гранатами.

Закрсница эта стала "камнем преткновения" для сербов. Мусульмане держали там небольшой, но стойкий гарнизон. Они, несмотря на постоянные миномётные обстрелы (Вышеград был в двух километрах, сразу за горой), умудрились даже пасти в этой долине большое стадо коров. Ещё пять раз сербы ходили в "напады" на него. Был случай, когда Ас и Андрей вошли в само село, забросали гранатами и расстреляли из гранатомёта два дома, но, не поддержанные сербами, вынуждены были отойти. Другой раз, спустившись в утреннем тумане с горы, группа русских выпустила в окна дома, где слышались голоса, две одноразовых "Золи".

Всё же сербы не потеряли под Закрсницей ни одного человека. А мусульмане ушли оттуда после того, как миномётным огнём "накрыло" их стадо. Ноябрь был омрачён ещё и внутренними неладами. После нескольких походов в горы стал "подавать голос" Тимофей Б. Ещё во время боя 5-го числа он вступал в пререкания с Асом, что не помешало ему первым исчезнуть с поля боя. Дальше - больше. Начиная с 10-го числа, Тимофей заявил, что больше он в горы не пойдет, что Ас плохой командир что все мы дилетанты по сравнению с ним. Это не мешало "доблестному" майору каждый день напиваться в казарме, пока остальные ходили на акции. Тимофей демонстрировал хорошо знакомые мне и Андрею (Ас не служил в СА) качества советского офицера - тупое самодовольство и ничем не обоснованные претензии. В итоге, 18 ноября, его выгнали из отряда, но еще месяц он болтался по городу, ничего не делая.

В конце ноября отряд пополнился шестью новыми добровольцами. Часть из них- Андрей Мартынов, Михаил П. и Валерий Г. - прошли Приднестровье, трое других ещё не были обстреляны. 22-го ноября мусульмане спустились с Видовой горы прямо в пригород Вышеграда (Околишты), расположенный на левом берегу Дрины, и выстрелом из гранатомёта повредили подстанцию, дававшую городу электричество. Удивительный для нас, русских, факт - в этой войне можно зачастую смотреть телевизор или говорить по телефону с Москвой, находясь в нескольких ста метрах от передовых позиций.

Диверсия вызвала панику (в штабе, по сербскому обычаю, не было даже дежурного офицера) и наш выезд на позиции. Если бы мусульмане действительно решили бы атаковать, то, боюсь, кроме нас, город бы не стал защищать никто. Однако все обошлось. Мы же в течение нескольких дней усиливали гарнизон села Горна-Лиеска, ежедневно выходя на прочёсывание или в засады (несколько раз - с незначительными перестрелками). В эти же дни мусульманские снайперы ранили на позициях несколько сербов.

В конце ноября командование бригады (командант - бывший кадровый подполковник Югославской Армии Лука Драгичевич - свинья и коммунист) задумало все же отбросить противника подальше от города: сбить его с горы Орлина, выбить из сёл Почивал, Холияцы, Претиша. Для этого подтянули отряд наёмников (сербов) из-под Сараево, подвели новую гаубичную батарею. Немалую роль в планах отводили русским.

Меж тем настроения в отряде (насчитывавшем восемь человек в строю) были далеко не лучшие. Русские уже убедились, что у сербов нет и доли той храбрости, что прославила их в 1-ю мировую войну; что "итервентна чета" Бобана воюет ради грабежа захваченных сёл, а под пули подставляет себя крайне неохотно; что сербы, оказывается, хорошо заплатили "вербовщикам" в Москве, но не намерены платить русским здесь. Потом, правда, начали выплачивать по 100 - 150 немецких марок в месяц. Наконец, русские наслушались о зверствах сербов от них самих, и хотя мусульмане и хорваты ничуть не лучше, но это произвело не самое благоприятное впечатление. Все же господствовало убеждение: мы должны защищать простых сербов, которым (в отличие от наемников Бобана) бежать некуда и которые ни в каких зверствах не замешаны.

Конец ноября прошёл в приготовлениях к атаке. Сербская "секретность" привела к тому что "от Хуанхэ до Матушки-Волги все знали секретнейший план". Достаточно сказать, что за два дня до боя гурьба сербов-добровольцев звонила в Ужицу и хвасталась: "Скоро напад", а за сутки командование театрально потребовало от противника "сдать оружие", угрожая атакой. Задача, поставленная нашему отряду (на начало декабря в нем было десять русских и один серб), заключалась в следующем: пройти так же, как 5 ноября, в тыл, занять господствующую высоту и открыть огонь по селу Почивал и позициям противника. Отвлекая на себя внимание, мы должны были дать сербам возможность атаковать позиции с фронта. Общая атака была намечена на 10.00.

3-го ноября наш отряд ночью залез в гору и к утру вышел на заданную позицию, после чего был обстрелян и залег вдоль гребня. По рации мы узнали "добрую" весть - общая атака была отложена на три часа. Мы продержались как раз столько же. Мусульмане вели по гребню огонь из автоматов и пулеметов. Причем их самих видно не было. Пули били по камням. Андрею М. осколок разрывной пули попал в веко, Валере "Меченому" пуля оцарапала ствол автомата. Однако огонь противника не был бы столь губителен, если бы к нам в тыл (на то место, где уже давно должны были бы быть сербы) не вышел их снайпер. К тому времени у нас кончились ленты к пулемету. Держались, бросая вниз по склону ручные гранаты. Огнем снайпера был сбит наш пулеметчик Андрей Нименко (разрывная пуля попала ему в спину - он жил ещё 10 - 15 минут), тяжело ранен разрывной пулей в бедро был Игорь Казаковский. Осколком тромблона зацепило (легко) Юрия - добровольца из Москвы.

Спасаясь от огня снайпера, все начали скатываться вниз с гребня. Связь в цепи прервалась. Ас, ходивший в полный рост под пулеметным огнем, пытался наладить взаимодействие, но в этот момент противник полез на штурм и вышел на гребень. Вниз полетели ручные гранаты. Рядом с группой ребят (Ас, раненый Игорь, Саша Кравченко) упала наша русская "РГ-42". Но по счастливой случайности, бросивший её муслим не разогнул усики и выдернул кольцо без чеки - граната не разорвалась. Мусульмане били вниз из автоматов, но прочёсывать побоялись. Впрочем, им и так достались трофеи - на гребне остались два пулемета, кучи растрепанных лент. Тем не менее, снайпер ещё долго обстреливал склон, пытаясь достать передвигавшихся русских. Лишь к вечеру с помощью сербов, удалось вынести потерявшего много крови Игоря. А Андрея Нименко, спрятанное тело которого осталось под гребнем, вынесли лишь через два дня.

Меж тем, пока несколько десятков бойцов противника "разбирались" с нами, сербы предприняли общую атаку. Группа добровольцев-черногорцев (Чаруга, его брат Радое и их друг Марконе - действительно храбрые и достойные воины, не подчинявшиеся штабу бригады) зашли в тыл мусульманам и огнем из снайперских винтовок истребили расчёты миномётной батареи (Чаруга сам был ранен пулей в руку.) На позициях противника началась паника. Воспользовавшись ею, чета Бобана, потеряв всего двух легко раненных, завладела Почивалом, захватив неисправный танк (мусульмане бросили его только после того, как расстреляли все снаряды), пушку и крупнокалиберный пулемет. Были взяты и пленные. Достались сербам и четыре миномёта. Одновременно в двух километрах западнее наёмники при поддержке танка и БТР взяли село Претиша, но дальше не смогли продвинуться.

Ещё два дня в горах продолжались перестрелки, пока сербы прочно не заняли взятые позиции. 7-го ноября около 70 сербских солдат с броневиком вышли в с.Холияцы и учинили прямо эпический грабеж. Со стороны это выглядело крайне живописно. Нестройная толпа разномастно одетых людей (камуфляж, защитные куртки, шайкачи, чубары, пилотки) тащат на плечах видеомагнитофоны, телевизоры, радиоприёмники. Кто-то ведет найденный мотоцикл, кто-то - аккумулятор из "Фольксвагена". Рядом сербы гонят захваченных коров и телят. Из-под ног шарахаются куры - на них никто не обращает внимание. Бегают ставшие враз бездомными кошки и собаки. И один за другим вспыхивают и горят, бросая в синее небо клубы черного дыма, богатые двухэтажные "кучи". Шум, гам. Но вот с дальней горы раздается очередь - какой-то вражеский стрелок. Пули свистят высоко. Толпа начинает метаться. Люди прячутся за стены домов, за камни.С сербских позиций разом откликаются два пулемета, и стрелок замолкает. Успокоившись, толпа снова, не торопясь, двигается в гору...

Неудачный бой 3 декабря в значительной степени деморализовал отряд. В разговорах постоянно звучали не слишком лестные отзывы о сербах (особенно о командовании). Начались случаи пьянства. Некоторые бойцы, пользуясь своим "добровольческим" положением, начали бесконтрольные "походы" в город, учиняя там пьянки и стрельбу. Для сербов считалось честью принять и напоить ракией любого русского.

Уехали прикомандированные к отряду Женя И. и Юра И. Сбежал серб Симо Глишиц (прихватив часть отрядного имущества). Зато прибыло пополнение - приехали из России Андрей Б. и Петр Малышев (пал смертью храбрых впоследствии - 3 октября 1994 года, в атаке на горе Мовшевичка-брдо под г. Олово, в составе 3-го РДО). Таким образом, в отряде оставалось десять бойцов. 8 декабря мы праздновали 30-летие Валеры "Меченого". Стол был очень скромным и без спиртного.

Меж тем обстановка в районе Вышеграда оставалась достаточно неясной. Как выяснилось из показаний пленного, атака нашей бригады началась меньше чем за сутки до такой же атаки со стороны мусульман. Потеряв в бою всю имеющуюся у них в этом районе артиллерию и около 40 человек, те, однако, не совсем утратили боеспособность. Так, в ночь на 8-е, они приблизились к недавно занятым сербами позициям и произвели их обстрел из стрелкового оружия. На "положае" сидела так называемая "дидова рать" (пожилые ополченцы). Естественно, что, едва начался обстрел, всё это "воинство" дружно побежало, потеряв одного человека убитым. К счастью, противник либо, не ожидая подобного, либо, исходя из каких-то своих соображений, не стал занимать брошенные окопы.

В отместку чета Бобана совершила "набег" на село Твртковичи, окончившийся, по обычаю, безрезультатно. Пока Бобан ходил в "напад", наш отряд прикрывал ремонтников, чинивших высоковольтную линию, проходящую от электростанции куда-то на север. Раньше эта линия была под контролем противника, но после операции 3-го числа оказалась на сербской, частично - на нейтральной, территории. "Военное" значение её было очень велико - за "струю" (электричество) шла валюта, на которую, собственно, и содержалась 2-я Подринская бригада. Убедившись, что противника поблизости нет, наша команда вместе с черногорцами Радое и Чаругай спустились в село Незуци, где учинили то, что принято называть "тактикой выжженой земли". Т.е. после маленького грабежа (проделанного сербами), село частично сожгли (всю ночь потом над горами стояло малиновое зарево пожара). Отдыхали на "электране". Нас всегда удивляло: почему этот важнейший объект, находящийся вдобавок под самым носом у мусульман и довольно слабо защищенный, ни разу за все войну не подвергся нападению. Первоначально мы полагали, что противник просто хочет сохранить её для себя. Но нас "обнадёжили": просто электростанция исправно продолжала давать "струю" в осаждённое Сараево - нападать на неё не было смысла. Насколько это верно, выяснить нам не удалось.

Последующие дни были заняты (как у нас, так и у сербов) внутренними склоками. За постоянное пьянство отчислили из отряда Валеру (последний, под кличкой "Крендель", до сих пор где-то в Сараево), и тот ушёл на миномётную батарею к сербам. Вернувшийся из Ужицы (где пребывал почти постоянно) Михаил заявил, что он "договорился" с командиром другой бригады на высокую оплату за "диверсионные акции" под его, Мишиным руководством. После споров и перебранок Миша, Пётр Малышев, Андрей Б. и Василий В. уехали в тыловой гарнизон на границе с Сербией.

Пока мы решали свои проблемы, взбунтовалась чета Бобана. На 11 декабря была намечена большая операция по прочёсыванию района к северу от Вышеграда. Вместо выхода на задание Бобан привёл свою чету в штаб, где заявил, что ни он, ни его люди не пойдут никуда, пока не получат новую униформу и жалованье за два месяца, которые им задолжали. Вид у "четников", явившихся в полном вооружении (даже с пулеметами), был весьма впечатляющим. После нескольких часов ругани у командования откуда-то нашлись и новая униформа, и деньги, а меж тем всего за пару дней до того они клялись, что у них ничего нет и в помине.

12 декабря чета Бобана начала новый "напад" на долину Закрсница. Наша группа (пять русских и шесть сербов с броневиком) двигалась вниз по левому берегу Дрины вдоль дороги, осматривая пустые сгоревшие села. Противника мы не обнаружили, хотя зашли на "нейтралку" довольно глубоко. На обратном пути группа несколько углубилась в ущелье, где броневик дал несколько очередей из крупнокалиберного пулемета в сторону Закрсницы, где шёл (судя по звуку) интенсивный бой. На этом наше участие в операции и ограничилось. В общем, сербы и на этот раз Закрсницу не взяли, хотя и отошли без потерь.

В тот же день поминали покойного Андрея Нименко (9 дней). Ходили на кладбище. С большим интересом осматривали памятники, среди которых попадались кресты солдат, павших в Балканских и 1-й мировой войнах. По словам священника, на месте, где сейчас хоронят погибших, когда-то была братская могила семидесяти черногорских добровольцев, погибших в боях с австрийцами в 1914 году. Теперь здесь было 35 "свежих" крестов (ныне их втрое больше).

часть 2

Subscribe
promo etoonda january 3, 2018 09:01 5
Buy for 100 tokens
Как Россия договорится с Западом, что случится с налогами и «кубышками», почему закрыли Европейский университет и режиссёра Серебренникова, кому и когда Путин передаст страну в этом интервью. Прогнозы на 2018 год и итоги 2017-го. Сатирик Михаил Жванецкий просто ждёт, когда «снизу постучат».…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments