etoonda (etoonda) wrote,
etoonda
etoonda

Category:

СИЛ БОЛЬШЕ НЕТ МОЛЧАТЬ О ТЯЖЕЛОМ ПОЛОЖЕНИИ



«СИЛ БОЛЬШЕ НЕТ МОЛЧАТЬ О ТОМ ТЯЖЕЛОМ ПОЛОЖЕНИИ, В КОТОРОМ ЖИВУТ НАШИ СОВЕТСКИЕ ЛЮДИ»: Документы РГАНИ о социальном кризисе в СССР в середине 1950-х гг.

Документ № 16

Письма трудящихся в ЦК КПСС о медицинском обслуживании населения

12.12.1956

В ЦК КПСС поступают из разных мест нашей страны письма трудящихся, в которых сообщается о серьезных недостатках в медицинском обслуживании населения.

В большинстве писем главным образом указывается на значительную перегрузку больниц, что коечная сеть больниц не в состоянии обеспечить всех нуждающихся в госпитализации, многие больные, нуждающиеся в госпитализации, получают отказ. Часто больницы не имеют необходимого количества жесткого и мягкого инвентаря, имеющийся инвентарь значительно изношен и длительное время не заменяется. Снабжение лечебных учреждений медикаментами в ряде больниц поставлено неудовлетворительно. Больницы, особенно в отдаленных местностях, испытывают острую нужду в кадрах врачей-специалистов, а также в необходимом оборудовании и аппаратуре. В некоторых письмах имеются жалобы на грубость врачебного и обслуживающего персонала и на бездушное отношение к больным и их нуждам. Многие местные партийные и советские органы не проявляют должной заботы об обеспечении необходимых условий для нормальной работы больниц и других лечебных учреждений, о своевременном ремонте помещений этих учреждений, обеспечении их топливом и т.п.

Подобного рода недостатки вызывают справедливые нарекания и жалобы со стороны трудящихся, с которыми они, не найдя решения на месте, обращаются в ЦК КПСС.

Приводим несколько выдержек из многочисленных писем по этому вопросу.

Так, например, о плохом состоянии лечебной помощи и условиях содержания больных в 4-й городской клинической больнице имени Ганнушкина в г. Москве говорится в поступившем коллективном письме: «Убедительно просим Вас, — пишут авторы, — обратить внимание на крайне ненормальное положение, создавшееся с лечением больных в указанной больнице. Палаты 2-го отделения больницы, где на излечении находятся тяжелобольные, рассчитаны на 30 человек. Фактически же там содержится 70–75 человек. За отсутствием мест в палатах койки размещены в коридорах, что еще в большей мере травмирует больных. Больные не имеют столовой и обедают в совершенно неприспособленном помещении — коридоре, который в то же время служит и местом свиданий. Для обедающих, ввиду тесноты, установлено 2 очереди. Врачи не имеют кабинетов, ютятся в двух небольших комнатушках и часто вынуждены вести беседы с родными и близкими в коридоре, либо выходить на улицу. Помещения для свиданий фактически нет, передачи принимаются за входной дверью. Больные плохо снабжены теплой одеждой. На 70–75 человек имеется 16 стареньких, засаленных телогреек, ввиду чего больница лишена возможности выводить больных на прогулки, чтобы они могли подышать свежим воздухом».

О нетерпимых условиях содержания больных сообщает т. Терентьева А.Т. из г. Дедовска Московской области, она пишет: «27 марта с.г. с инфарктом сердца меня положили в Тушинскую больницу завода п/я 1309. Помещена была в коридоре, в 4-х метрах от моей кровати находился телевизор. Ежедневно с 7 часов вечера и до 11 часов включался телевизор, собиралось большое количество больных и обслуживающего персонала. В это время нам, тяжелобольным, не оказывалось никакой помощи. В таких тяжелых условиях я находилась до середины июня месяца. На все мои просьбы перевести меня в палату и дать покой, который необходим для такого больного, мне было отказано со стороны главврача Дмитриева».

Главный врач больницы из Горно-Алтайской области Садохина А.А. пишет о тяжелых условиях работы больницы. В ее письме сообщается, что Онгудайская аймачная1 больница, находящаяся в 300 километрах от ближайшей ж.д. станции Бийск, вынуждена приостановить свою деятельность. Больница совершенно не имеет дров, годовая потребность в которых определяется в количестве 1557 куб. м., не имеет автотранспорта; начатый ремонт больницы до сих пор не закончен. Больные размещены в темном коридоре и скученно в палатах, т.е. в самых неблагоприятных условиях. Больница не имеет предусмотренных по штату врачей: хирурга, окулиста, педиатра, венеролога.

В письме т.т. Самыкин В.И., Пронько и другие из Кокчетавской области сообщают, что обком партии и облисполком не приняли мер по улучшению медицинского обслуживания населения, не принимают мер к устранению серьезных недостатков в работе областной больницы. Больница располагает двумя отделениями на 100 коек, однако канализация и водопровод бездействуют, больница систематически отключается от энерголинии и без предупреждений. Зачастую во время срочной операции в операционной выключается свет и больной продолжает лежать на операционном столе. Имеется один рентгеновский кабинет, который обслуживает все население Кокчетавской области, но ввиду отсутствия электросвета приезжающие ожидают рентгеносъемку от 5 до 10 дней. Очень плохо обстоит дело с транспортировкой больных. Транспортом лечебные учреждения не обеспечены.

Тов. Михайлов М.Л. из г. Ленинграда пишет, что в г. Ленинграде, в системе городского отдела здравоохранения имеется Куйбышевская больница и ее филиал 36-я поликлиника, которая из-за большой перегрузки не может полностью обслужить население Куйбышевского района. На этой почве происходят недоразумения, и страдает при этом население. «Некоторое время тому назад, — пишет т. Михайлов, — заболела моя жена, за короткий период времени потеряла в весе 14 кг. При обращении к врачам жене было предложено проделать целую серию исследований и анализов. На каждый анализ, на каждое исследование большие очереди. Самая большая трудность — это сделать рентгеноскопию желудка, так как на очередь записывают за месяц вперед. Установить причину заболевания можно только через месяц».

Член КПСС, рабочий предприятия п/я 299 т. Складов В.Н. пишет о бездушном отношении к больным в поликлинике ст. Удельная Московской области. Он сообщает, что 8 октября в 7 часов утра, собираясь ехать на работу, у него произошел сердечный приступ, он потерял сознание. «Мой брат, — пишет он, — обратился по телефону с вызовом скорой помощи. Старшая медсестра Старцева ответила, как и всегда: “Врач выехать не может, машина на ремонте”. Брат нашел за свой счет автомашину и поехал в поликлинику за врачом, но Старцева заявила, что врача нет и не будет. Присутствующие больные посоветовали обратиться к врачу-частнику Стойковой, которая согласилась выехать, оказала мне необходимую помощь и сказала, что мне необходимо наблюдение врачей. Мои братья в третий раз обратились в поликлинику, и только в 18 часов вечера пришел врач, но не терапевт, а туберкулезник т. Квитчасная, которая прописала делать уколы. После этих уколов у меня поднялась температура и опухли руки».

«Нельзя пройти и мимо другого факта, — далее пишет т. Складов. — В ночь с 25 на 26 ноября с.г. надо было оказать скорую помощь роженице т. Гуровой, которая проживает в соседнем доме и у которой муж находился на работе. Мой брат пошел звонить в ту же Удельнинскую поликлинику, медсестра Евреинова отказала в выезде врача ввиду традиционного “машина на ремонте… врачей нет…”. И только после долгих доводов и настойчивой требовательности роженице т. Гуровой все-таки оказали помощь и увезли в больницу, причем на абсолютно исправной машине».

Работница т. Гутарова К.Е. пишет из Енисейского района Красноярского края: «Всю свою жизнь с 13-летнего возраста я работала в мясомолочной промышленности, где в 1937 году заразилась бруцеллезом и так продолжала работать до 50 года; пока могла ходить на ногах, врачи лечили, ноги отказали — врачи в больницу не ложат и никакой помощи не оказывают. Я писала в Министерство здравоохранения, мое письмо переслали в горздрав, но он не принял никаких мер. Я вынуждена была 2-х детей сдать в детдом, а сама пойти в дом инвалидов, где также никакой помощи в лечении не оказывают. Я знаю, что бруцеллез излечим, но меня не лечат».

Тов. Славкина Л.А. из г. Гомеля обращается в ЦК КПСС: «Как комсомолка и дочь коммуниста, я обращаюсь к Вам помочь мне спасти моего отца и вашего члена партии. Отец пробыл четыре года на фронте, был тяжело ранен. Два года тому назад он заболел, обратились к врачу-невропатологу т. Меламедовой, она сказала, что он притворяется. В настоящее время у него сильные боли в голове, лежит в постели. Он обратился к врачу Меламедовой, она ответила, что болезнь перешла в хроническую и вылечить невозможно. Его направили к лучшему врачу-невропатологу т. Тамаркину. С матерью мы повезли его в больницу, там ему сделали укол, но в больницу не положили, ссылаясь на то, что нет мест. Даже не сочли нужным записать на очередь. Тов. Меламедова заявила, что пришлет медсестру на дом делать уколы и даст справку о том, что он нуждается в помощи. Врач дала машину, и отца полуживого отвезли домой. Тов. Меламедова хотела только избавиться от него, она даже отказалась выписать лекарство. И вот он лежит в очень тяжелом состоянии дома, и врачи отказались от него, он теряет речь, зрение, а врачи не принимают мер, и ему приходится лежать и ждать смерти, а ему всего 49 лет».

О таком же бездушии медицинских работников сообщает т. Мыстковская А.К., учительница начальной школы из Рыбинского района Красноярского края. Она пишет: «Я работаю учительницей 24 года. Во время войны мне приходилось работать на производстве на тяжелой работе во время отпуска, в результате я получила болезнь. У меня отсутствует аппетит с 1945 г. Я обращалась к врачам. Они мне давали аппетитных капель, соляной кислоты и др. лекарств общеукрепляющих, и вот за эти годы я укрепилась, что на ногах не стою. Я просила врачей нашего района направить меня на исследование желудка, но они на это не обращали внимания. Впоследствии при просвечивании желудка было обнаружено его опущение ниже нормального на 12 см. Когда я с этим заключением обратилась к лечащему врачу, он ответил, что помочь ничем нельзя и только посоветовал подвязывать живот. Но подвязывать нечего, так как живот у меня ниже тазовых костей. И с этой болезнью я дохожу до истощения, так как помощи со стороны врачей никакой нет».

Тов. Трубин Ф.И. из Навлинского района Брянской области пишет, что он больной двухсторонним туберкулезом легких очень длительное время. «Мало того, — пишет он, — в 1955 году признали туберкулез позвоночника, и я уже не мог вставать. В больнице на лечении находился очень мало времени, меня выписали из районной больницы, и я лежу на дому до сего времени, т.к. больница отказалась меня лечить. Дома хотя и лежал тяжело больной, но умирать неохота, и я решил обратиться в Министерство здравоохранения, откуда мне ответили, что меня должны госпитализировать в больницу. Когда меня повезли в районную больницу, то мне там ответили: “Москва вам пишет, пускай она и кладет, а у нас нет мест”. Я вынужден был такой больной заночевать в приемной амбулатории. На другой день все равно не обратили внимания и не положили в больницу».

Жалобы трудящихся на недостатки в медицинском обслуживании населения поступают и из многих других городов, областей, краев и республик, о чем считаем необходимым доложить ЦК КПСС.

Зам. зав. Общим отделом ЦК КПСС (Подпись) (Г. Крюков)
Зам. зав. сектором (Подпись) (С. Цыбульник)
РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 186. Л. 178–183



Привет . Добавляй в друзья )



Subscribe

promo etoonda январь 3, 2018 09:01 5
Buy for 100 tokens
Как Россия договорится с Западом, что случится с налогами и «кубышками», почему закрыли Европейский университет и режиссёра Серебренникова, кому и когда Путин передаст страну в этом интервью. Прогнозы на 2018 год и итоги 2017-го. Сатирик Михаил Жванецкий просто ждёт, когда «снизу постучат».…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments