etoonda (etoonda) wrote,
etoonda
etoonda

ВОЛШЕБНИК ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА



Володя Кропачев был врачом «Скорой помощи». В самом начале девяностых развелся с женой, тоже врачихой. Что-то не поделили в жизни.

Вовка сам не питерский, из глубинки. Выписался из квартиры, оставил мебель, телевизор, вообще все. Забрал палатку, спальник и поехал в Лосево. Жить. С работы уволился, какая тут работы — если без дома. Как бомж какой! Пожил в лесу месяц, рыбу половил вдоволь, грибы пособирал. В то время еще можно было чувствовать себя свободно в лесу — это уже потом, году в девяносто четвертом стали по черти шалить: зеки откинувшиеся, барыги, которых на счетчик выставили от братков по лесам гасились, бродяги промышляли воровством.

А Володя застал благоприятное время — лес еще принадлежал таким как он — туристам-гулякам. Кропачев был опытным: быстро обустроил лагерь на берегу Вуоксы, поставил шатер-палатку, нашел старый финский колодец. Баньку полевую соорудил. Знаете как это делается? Я вам расскажу: складывается куча камней, большая, почти в человеческий рост. А вокруг что-то вроде вигвама из жердей. Но так, чтобы можно было переносить. Разводится большой костер. Прямо вокруг камней.

И когда бревна-сушины прогорают, над кладкой ставится этот самый вигвам. Обтягивается подиэтиленом, брезентом. Ну что под руку попадет, главное чтобы полоностью закрывал. И внутри — банька по черному. Красота! Попарился — и в озеро. Стали к нему приезжать на выходные друзья с подстанции «скорой». И подруги.

Медицинская жизнь такая на «скорой» много неженатых, а еще больше незамужних. Продукты из города привозили. Ну и выпить, конечно. Спирт-то всегда имеется у докторов. Вскоре образовался клуб. Типа знакомств. И веселая компания, собиравшаяся на берегу Вуоксы постоянно: график-то скользящий, выходные разбросаны по неделе. И было всем весело и хорошо.

Когда настала поздняя осень, Володя пошел к командиру войсковой части неподалеку. Дай, говорит кунги не нужные. Это такие фургоны на военных грузовиках. Ну там обычно какие-то рундуки, как у матросов. Койки типа. И стойки под аппаратуру или стеллажи для инструментов. Ну хоть парочку! Будем зимний турклуб делать. Полковник подумал и говорит: мне что, жалко что-ли? Забирай! У меня этих списанных кунгов штук тридцать. Только никому не рассказывай! Завтра скажу прапорщику, он их тебе с радостью привезет!

И действительно правпорщик привез. Двадцать домиков. И списанный генератор. И соляры 500 литров. Были же времена!

Компания Володина скинулась по немногу, купили кабель, подключились к сети. Пираты, конечно! Но тогда Чубайс еще электричеством не заведывал и такие штуки прокатывали: дали денег какому-то хмырю из Леноблэнерго, он закрыл глаза. А потом и договор подмахнул за литр спирта. А в кунгах — электоропечки есть, как в трамваях. И кузова утеплены. В самые лютые морозы не страшно. Хотя и не Ташкент, конечно. Все-таки железные домики!

Постепенно выцыганил Вовка у командира части посуду, полевую кухню, лопаты, пилы. Все, что для лагеря нужно. И стал принимать гостей за небольшую плату. Прибились и такие же бродяги. Тоже рукастые. Из сушин еловых быстро сорудили два барака. Ну не совсем бараки, конечно, скорее избы-пятистенки, крытые рубероидом каким-то. Но уже с печками человеческими. Плотников нанаяли, сваяли мебель: столы из досок, полати. Кто-то спальники пожертвовал, кто-то матрасы. За год в лесу на берегу Вуоксы, в самом крутом месте между пафосными ведомственными турбазами каких-то военных НИИ и заводов возникла новая — самодеятельная.

Прошел еще год и приехад глава админстрации Приозерска: что это еще за смодеятельность? Кто позволил? А ну-ка либо сносите нафиг, либо будете принимать детские группы на лето! Нам в район разнарядку дают — 300 детей летом по пионерлагерям раскидать. А дети все — малолетние преступники, которых судить нельзя еще, а по ним тюрьмы не просто плачут, а рыдают взахлеб.

И еще инвалиды из детских домов тоже по разнорядке. И тоже по 300 человек. Володя опешил: как я их приму — у меня три лодки и пять байдарок. И палаток дюжина. И вообще мы обзественная организация вроде, никаких прав не имеем. Фигня, - сказал чиновник.Мы тебе мигом контору соорудим, я юриста нашего попрошу. И денег дадим. И даже машину списанную. УАЗик-буханку.

Выбора не было. Кропачев согласился. Добрые спокойные посиделки закончились. На будущий год Володя с тремя приятелями приняли три группы по сто детей. Водили их на новеньких лодках по Вуоксе, Опыт работы на скорой пригодился — буйных усмирять дело привычное. И вообще. Трудно было первый год только, потом наладилось. На следующий год взяли помимо проблемыных детишек три смены инвалидов.

Самой сложной была группа из тридцати слепых детей. Причем не «домашних», а из какого-то областного интерната. Была группа опорников. Была совсем ужасная группа детей с ДЦП. И их тоже под парусами катали две недели в походе, вынося каждого из лодки на руках. Помошники-волонтеры появились. Много. Студенты в основном. Приезжали из других городов, из Европы. Клуб получид пять гектаров берега. Тот самый берег, где Володя в первый раз свою палатку раскинул.

Песок и сосны, стоящие на своих корнях, как на паучьих ножках. Высоченные. А как они пахнут хвоей в знойный день. И прозрачная вода у берега. Получился у Вовки изумрудный город — сосны, трава какая-то особенная, и крыши ярко-зеленые. Райское место! Правда, дорога не очень от станции — километров пять пешком по грязи чапать, но Володина «буханка» спокойно проезжает. А в сухое время и на легковушке можно. Если подвеску не жалко.

Прошли девяностые, наступил новый век. Володина база еще расширилась: построили гостевые коттеджи, Плотники — тоже волонтеры. Приедет такой из города, посмотрит, скажет: как же у вас тут классно, мужики! А если задержаться? Могу топором махать, могу пилой работать. Возьмете? Хоть за еду! А Вовка ему — так нет проблем: вот четреж. Финны подарили. Вот цемента сто мешков, вот арматура, вот проволока. Лопаты в сарае. Копай, вяжи, опалубку поможем сделать, бетономешалка есть. И через месяц — новый коттеджик одноэтажный. В нулевые годы Володина база стала круглогодичной. Еще и лыжные походы организовали...

Когда мне становилось невыносимо в городе, я ехал в Лосево. Звонил Володе прямо с дороги: примешь? Да естественно! Сколько раз мы с женой приезжали туда, брали на базе лыжи и бахилы на ботинки, шли по льду на другой берег, через вьюгу, через торосы, часто и в темноте. Надевали балаклавы, чтобы лица от колючего ветра уберечь — и вперед, по ледяной целине. Разгребали снег, ставили нашу палатку, костер сооружали таежный, нодья называется. И спали, слушая шепот снегопада. Как же сладко спится в лесу! Как млоденцам в люльке!

А утром, сварив кашу на сгущенке и попив чай, шли обратно. Чтобы сразу в володину новую баню, да чтобы горячим паром согреться. У моей жены удивительная способность схватывать на лету все премудрости таежные: сильная она женщина, спортивная. И бесстрашная. Всегда меня в ней это восхищало в ней: готовность к любой нагрузке, если я рядом. Классное было время! Однажды, правда не обошлось без проблем: я разодрал локоть, когда разгребал снег под костер. И не обратил внимание — локоть распух и страшно болел. Анаэробная инфекция. Хорошо, Лена заставила сразу в больницу ехать, а то мог бы сепсис начаться, но вовремя операцию сделали.

А Володя — святая душа. Никогда денег не брал. И наотрез отказывался, когда предлагал. С друзей не берем! Свои люди. Однажды он позвонил мне: можешь встретится? Конечно, говорю. Подъехал к нему в городской офис. Они еще и подвальчик на Восстания отхватили: маленький, но две минуты от метро. Кстати, удалось Володе и комнату купить — благо, администрация района все-таки оплачивала эти детские инвалидные походы.

Такое дело, = говорит Вовка, - наехали на меня. На пяти джипах прикатили. Классика. Говорят, убирайся со своего берега. Переоформляй землю на нас, будем здесь коттеджный поселок мутить. У тебя тут лучшая земля в области. А не согласишься — сожжем твою базу нахрен, а тебя утопим и никто не вспомнит, как звали. Что делать?

Я стал ломать голову. Год был уже 2007. Вроде как не самое бандитское время. Кто эти люди? Телефон оставили? Давай сюда номер! Пробил телефон. Какой-то бабу принадлежит. Левак явный. И концов не найти. Но я настолько Вовку любил, что решил рискнуть. Позвонил. Говорю: это моя база. Давайте встречаться. А мне из трубки — а ты хоть знаешь пацан КАКИЕ люди тут в теме? Ты вообще понял, куда попал? Ну и так далее. Да ладно, отвечаю. Где встетимся? Уж коли в девяностые я вас не боялся, так теперь и подавно. А у самого поджилки затряслись, конечно.

На следующий день стрелку забили в лобби модного отеля на Суворовском. И приехали не братки, а очень важный начальник городской с охраной. Второй лицо города. Единоросс. И охренел меня увидев: я его каждую неделю в городском парламенте встречал. Блин, вот так встреча! А мы с ним по давности знакомства вообще-то на «ты» были, если вокруг народа нет. Говорю: слушай, ты хоть понимаешь, что на святое покушаешься. А он воообще не в курсе: сказали красивое место, можно отжать влегкую, построить поселок для друзей!

И я ему рассказал про слепых и ДЦПэшников, про двадцать кунгов, про баньку-вигвам. Не трогай их, а! Ну дался тебе этот берег! Пощади любей, они в это жизнь вложили! И мужик поплыл. Говорит, скажи своему другу, чо нам нафиг не надо грех на душу брать. И если кто покусится еще, мы прикроем. И вообще, мало ли красивых мест, пусть детям остается, мы себе всегда найдем еще лучше.

Я выщел из этого отеля, сел в машину и подумал: это то, ради чего я столько общался с ублюдками! Столько сил и времени потратил на мерзкие интервью про депутатник городской! И ведь оказывается, вот для чего это надо было! А потом в Володе приехали другие. А может и те же самые. Предложили пять миллионов долларов. И что вы думаете? Вовка отказался. Так и остался в своем изумрудном городе главным волшебником. Сегодян на их сайт заглянул — работают. Только детей больше не возят: роскомнадзор запретил. Неправильные, говорят, санитарные у вас условия...

DmitryZapolskiy

Tags: запольский
Subscribe

Posts from This Journal “запольский” Tag

  • КАК ПРИХОДИТ БЕЗУМИЕ?

    Клаус Конрад изучал шизофрению. По призванию. Был он невротиком и любил экстремальный спорт. Скалолазание, одиночные восхождения в Альпах,…

  • КАК ДЕПРЕССИЯ УБИВАЕТ

    Если вы идете ночью по лесу, то вы боитесь хищных зверей. Ведь правда? Это же заложено в подсознании? Вам страшно, вы хотите скорее выйти из…

  • ДИАЛОГИ С ВАГИНОЙ. ЧАСТЬ 2 (18+)

    Анечка родилась в маленьком городке. Точнее, рабочем поселке, но в ранге города и районного центра во Владимирской области. Час езды до трех…

  • ДИАЛОГИ С ВАГИНОЙ

    - Я места себе не нахожу, понимаешь! Вообще. Мечусь по квартире. Не ем, не сплю, я с ума сошел! На одиннадцать килограмов похудел за месяц. Вообще…

  • Чайные церемонии рыцарей черного плаща

    У него был взгляд затравленного алкоголика: прозрачные глаза таили жуткое нечеловечески страшное знание. Как дева из «Кентрвильского приведения»,…

  • Кокаинбург

    ПЕРВОГРАД Леша Тихонов был солнышком. Такой весь лучезаный, светящийся, излучающий обаяние и добровольность. Мальчик-праздник. В 15 лет он…

  • Служили три товарища

    Все трое - невысокие, склонные к полноте еврейские мальчики из хороших семей. Похожи как родные братья. Все занимались в детстве вольной борьбой…

  • ОТКАТЫЧ

    Комнатенка на первом этаже здания комитета дорожного хозяйства была крохотная. Раньше, видимо, предназначалась для дворника. Очень удобное…

  • Матерый человечище!

    Генерал Пониделко был человек-таран, - в кино показывают, в исторических боевиках такую штуку: здоровенное дубовое бревно со стальным…

Buy for 90 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments