etoonda (etoonda) wrote,
etoonda
etoonda

Почему Россия не может уйти из Сирии


Видео с аль-Танфа, после удара США

В каждый отдельно взятый день бывает трудно отделить главное от второстепенного. Так или иначе, размышления предполагают именно это — обдумывая то, что случилось сегодня, мы можем предположить, что может произойти завтра.

В расположенном на берегу Черного моря курортном городе Сочи президент России Владимир Путин обсудил с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом (Recep Tayyip Erdogan) возможную стратегию выхода из Сирии. Сегодняшняя встреча подчеркивает экстренность, с которой Россия пытается выпутаться из ситуации, в которой увязла, как в трясине. Одной из тем в ходе обсуждения было создание в Сирии зон деэскалации или так называемых безопасных зон в рамках инициативы продвижения политических переговоров о прекращении продолжающегося конфликта. Правда, по вопросу других территорий региона сирийские повстанцы отказались от участия в мирных переговорах в Астане третьего мая, чем сорвали попытки заставить сирийские воюющие стороны обсудить возможное урегулирование конфликта. Такой шаг России демонстрирует трудности, с которыми она столкнулась — и то, насколько маловероятно успешное осуществление Кремлем плана постепенного выхода из сирийского конфликта.

Вмешательство России в Сирии, ее действия (наряду с Ираном) с целью поддержки сирийских лоялистских сил в некоторых отношениях оказались успешными. Например, участие России в конфликте помогло стабилизировать обстановку на полях сражений и восстановить преимущество сирийских войск. Кроме того, вступление России в конфликт способствовало не только размещению войск и развертыванию баз в стране, но и дало возможность создать там полигон для тренировки личного состава и демонстрации российской военной техники. Наконец, вмешательство способствовало повышению геополитического веса Москвы, благодаря чему Кремль был обозначен как ключевой игрок в регионе.

Тем не менее, сыграв главную роль в конфликте, Россия сейчас стремится своевременно выйти из него и прекратить участие в боевых действиях. Несмотря на все выгоды, полученные в результате своего участия в сирийском кризисе, Москва осознает и то, что понесла значительные потери. И, что более важно, понимает, что преимущества, которых она добилась на сегодняшний день, могут со временем легко сойти на нет — особенно если война затянется до такой степени, что ей не будет видно конца.

Отношения Москвы с такими важными союзниками и покровителями повстанческих сил, как Турция и Совет сотрудничества стран Персидского залива, также пошатнулись, особенно когда Россия активизировала свою поддержку Дамаска. Кроме того, эта поддержка обходится Москве очень дорого — ценой человеческих жизней и материальными затратами. Потери среди российских военнослужащих в последние несколько месяцев увеличились — в основном, в результате возросшего вмешательства российских войск в сирийский конфликт.

Хотя, наверное, важнее то, что Москва прекрасно понимает, что чем дольше она будет оставаться в Сирии, тем меньше у нее будет возможности достигнуть благоприятного и выгодного для нее соглашения. Россия давно пытается использовать свое положение в конфликте в качестве средства получения более серьезных уступок со стороны США и Европы, принуждая их сесть за стол переговоров. Однако, как показывает совершенная сирийской авиацией воздушная атака на город Хан Шейхун с использованием химического оружия, события могут мгновенно продемонстрировать пределы влияния России в стране. Между тем, российские войска и дальше оказываются лицом к лицу с полными решимости оппозиционными силами, и Москва уже испытывает те же проблемы, с которыми Соединенные Штаты сталкивались в последнее десятилетие в Ираке и Афганистане.

Россия в попытке избежать сценария, согласно которому она «увязнет в трясине», изменила свою позицию в конце прошлого года. Свидетельства этого впервые стали заметны во время переговоров с Соединенными Штатами и затем еще раз — когда Москва попыталась воспользоваться нормализацией отношений с Турцией, двигаясь в сторону политического решения путем переговоров, подкрепленного инициативами прекращения огня. Но Турция не хотела и не могла убедить становившиеся все более радикальными повстанческие силы пойти на уступки, которых добивалась Россия. И все это время возросшее участие России в конфликте подрывает попытки Анкары выступать в качестве посредника. Кроме того, сирийское правительство, как и Иран, по-прежнему скептически относится к инициативам и мотивам России, демонстрируя большую готовность добиваться военного решения конфликта, которое гораздо важнее для реализации основных интересов Дамаска и Тегерана.

Реальность такова, что политическое урегулирование сирийского конфликта путем переговоров сейчас еще менее вероятно, чем в то время, когда Россия впервые начала делать робкие шаги в сторону выхода из конфликта. Непрекращающееся насилие ослабляет оставшуюся веру в эффективность прекращения огня, которое объявляли уже не один раз — в перемирие, которое стало бы важной основой для дальнейших переговоров. При этом повстанческие группировки со временем стали придерживаться более жесткой линии, демонстрируя удивительную стойкость на фоне подавляющей огневой мощи лоялистов и их союзников. Становится все более очевидным, что даже при том, что в военном отношении повстанцы выбиты со своих позиций и вынуждены отступать, они скорее в массовом порядке прибегнут к повстанческой и партизанской тактике, чем сложат оружие. В то же время способность России играть роль посредника была основательно ослаблена по причине тяжелых воздушных кампаний, проводившихся ею против мятежных городов и сел — что особо подчеркивали повстанцы, покидая сегодняшние переговоры в Астане.

Россия — так же, как и Иран — увязла в затяжном конфликте, выйти из которого весьма сложно. Даже при том, что Москва продолжает размышлять над своим выходом, любое мирное урегулирование должно, в конечном счете, служить интересам Кремля, и, оказывается, достичь эту цель становится все труднее. Учитывая, что Москва не может совсем уйти из Дамаска и в равной степени не желает отказываться от своих интересов в Сирии, ее участие в конфликте может не столько помочь в ее попытках улучшить имеющие решающее значение отношения с такими странами, как США, Германия и Турция, сколько навредить. Подобно тому, как меняющаяся военная обстановка может в корне изменить результат битвы, шансы России в Сирии изменились — причем не в лучшую сторону. И поскольку встреча президентов России и Турции в Сочи сегодня завершается, у Кремля, несомненно, остается один вопрос: какой завершающий этап игры можно считать приемлемым?

Stratfor



Привет . Добавляй в друзья )



Tags: #сирия, сирия
Subscribe

Posts from This Journal “сирия” Tag

Buy for 90 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments