etoonda (etoonda) wrote,
etoonda
etoonda

Ополченец . (ч.2)



"Первый боевой выход. Это ещё у «Грека» было. Июль 2014. Собираемся по полной боевой, выезжаем куда-то под Зугрэс на базу Оплота. Ночуем там, пока командиры всю ночь решают, что и как будет происходить. Утром подымаемся и получаем задание. Суть проста – едем к блокпосту ВСУшников, по нему работает наша артиллерия, мы ("Греки.Отморозки") и ещё одна группа «Французы» после артподготовки разбираем этот блокпост до конца, собираем трофеи и быстро сваливаем. Казалось бы, всё элементарно, но человек предполагает, Бог располагает...

Выезжаем. Добираемся до точки, где нас должны были встретить «Французы», а их нет. Как выяснилось позже, они решили нас не ждать, а поехать в объезд. Связи кстати тоже нет – рации тогда были редкостью, а сотовая связь на боевой выход отрубается. Тут по воле случая нам по пути попадаются ещё одни ополчуги, колесящие по этому району в поисках своих приключений.

Решили двигаться вместе, хотя дорогу плохо знали все. Доезжаем до Т-образного перекрёстка уже недалеко от блокпоста, на нём наугад поворачиваем налево. Продолжаем движение по разбитой дороге и тут по ряду признаков понимаем, что едем не к блокпосту, а прямо на укроповские окопы... Разворачиваемся прямо перед ними, метров в 150-200. Благо время был 5ый час утра и они видимо ещё сами не поняли, что у них прямо перед носом произошло или просто опешили от такой наглости. Быстро сваливаем в маленькую деревушку неподалёку и прячемся возле трансформаторной станции. И тут началось…

Во-первых, укропы сообразили, что это было и куда мы спрятались и начали с миномёта работать по этой деревушке. А во-вторых, наши матёрые артиллеристы взяли чуть левее блокпоста и тоже начали работать по нам… Ощущение, когда по тебе стреляют и свои и противник, непередаваемо!
Дальше смена кадров - шелест пролетающих мимо снарядов и мин, взрывы в метрах 50-100, падающие с верху ветки срезанные осколками, Гоша со страхом в глазах вжимается в землю, резиновый пол трансформаторной станции, Крава возится с ПК и стреляет опять таки в сторону ноги Гоши, пуля прошла рядом и все ржут! В общем, когда стало очевидно, что операция с треском провалилась, прыгаем в бусик и по газам, пока никого не зацепило, хотя взрывом дверь нам всё же оторвало.

По дороге хотели зацепить сломанную тачку, за которой успели приехать "хозяева" - такие же гаврики как и мы. Грек машину им всё же вернул, но взамен взял 3 магазина на АК. Заехали на заправку, наелись хот-догов, снова поржали и поехали дальше. Приезжаем в итоге не базу Оплота, где уже сидят наши артиллеристы которые час назад нас бодро накрывали и весело так интересуются: «Ну как съездили, парни?!»…

Весь этот балаган иначе как отсутствием в то время централизации не назвать. Оно приблизительно так всегда и было – встречаются командиры, договариваются о совместных действиях и работают, либо всем поступает сигнал о движении украинской армии и по сути кто хочет, тот и едет, но в эти моменты было видно - кто воюет, кто набрал оружия для других целей... А взаимоподчинение и координация структур и подразделений в то время, как я уже писал, было весьма условным.

Разведка

Спустя несколько дней после предыдущего эпизода, собирает нас Грек на развед-выход. Там же, где-то между Зугрэсом и Шахтёрском, по данным разведки, которая поработала до нас, в одной деревушке скопилась украинская артиллерия и в одном из домов, который даже отметили на карте был предположительно их штаб. Наша задача - ночью туда пробраться и всё осмотреть, если данные подтвердятся, наша арта начнёт отрабатывать их предположительные позиции и штаб в 7 утра. Естественно, что наша шайка нищебродов планировала и трофеями разжиться, но не суть. Собираемся, выезжаем, ползём…

Приползли. В деревне полная тишина, даже собаки не лают. Уже просто идём, по прежнему «тиха украинская ночь...» Тут в одном дворе, выходит из сарайки бабуля. Грек подходит, здоровается и начинает расспрашивать, где нацики и их арта. Бабуля заявляет, что со времён Войны фашистов тут отродясь не было. Хорошо, нет так нет. Выдвигаемся в сторону «штаба» в деревушке. По факту мы вышли на большой частный дом, в котором в это время действительно было движение, стояли машины и слышались мужские голоса. Тут делать нечего — вскидываем стволы и заваливаемся... Но нас встречает огромный стол с сидящими за ним женщинами, детьми и стариками... В «штабе» были 4 семьи беженцев из постоянно обстреливаемого тогда Шахтёрска.

Чай, плюшки, тёплый приём, пожелания Победы и мы выходим на точку возврата к нашему бусику. Пока идём всем доступным русским матерным обсуждаем «разведчиков» ходивших туда до нас. По всей видимости, эти гаврики, не дошли до посёлка километра полтора и взяв бинокль, провели «разведку местности». Что они могли принять за артиллерию осталось так и не ясным, разве только трубы от бань, со «штабом» понятнее — кто-то двигается, значит, что-то происходит...

И решили они не долго думая, что на всякий случай, пусть арта туда накидает, а если, что не так, всё на укропов списать можно. Раздолбаи, что тут скажешь! Не удивлюсь, если они в числе тех ополчуг, кто раз сходив с биноклем на террикон вернувшись сразу цепляет на себя значок «летучая мышь» - в Донецке много таких осталось, к сожалению. Впрочем время ещё придёт, когда и там с каждого спросят, за какие заслуги у него та или иная медаль и по какому праву он носит берет определенного цвета или знак спецподразделения.

Естественно Грек сразу отзвонил в штаб и обрисовал ситуацию, что бы артобстрел был отменён. И вот мы подходим уже к бусику и тут за деревней, километрах в 5ти мы увидели зарево. Это были Грады. Грады ВСУ стрелявшие в сторону Шахтёрска. Стрелявшие в мирный город по спящим людям. Тут все замолчали. Оставалось только смотреть, осознать своё бессилие в этот момент и так же молча вернуться на базу.

24 часа

Полдень.
Марьинка. Фронт. Баня в которой располагалась часть взвода Агуза из «Пятнашки», несущая дежурство на 2х из пяти постов на передовой. Просыпаюсь чуть раньше будильника от того, что с поста вернулся Рог, который если говорит, то его слышно на всю базу. Ныряю в берцы и иду умываться к ставку у бани. На этот час, всё в жизни было более-менее упорядочено. Звание ефрейтора, должность старшего стрелка и помощника командира отделения, был разговор с начальником штаба Сварожичем, из которого стало ясно, что можно дальше пойти в учебку за новыми специальностями и в дальнейшем за новыми званиями и так и идти делая карьеру военного в ДНР. Чай, хлеб, сигарета... Накидываю разгрузку, цепляю калашмат и шлем и иду на смену в окоп.

Время обеда.
Дневная смена на посту в окопе закончилась. Как обычно днём ничего интересного не было. Только хотелось пить и единственное развлечение — бинокль, в который иногда можно было увидеть нацика проходящего в черной форме с закатанными рукавами или ВСУшников едущих в магазин на мотороллере. Макарошки с тушенкой. Шатание по базе.

Вечер.
Пришел "Эфиоп". Разговорились о будущем. Как двигаться дальше в Донецке, на кого пойти в учебке, вспомнили Крым, поговорили о семьях...

- Пошли со мной — сказал Эфиоп.
- Пошли. Куда идём?
- Сейчас ты всё увидишь!

Приходим к разорённой некогда сторожке уже почти на самом передке, но скрытая за деревьями. Заходим.
Эфиоп :
- Будешь?
- Ты где взял?! - спрашиваю.
- Кузьмич подогнал.
- Крепкая?
- Та нее, так, расслабиться.
- Давай!
«Время Будды...»
- Эфиоп, а ты помнишь Вьетнам?
- Дааа!
- Чёртовы вьетконговцы!
Смех.
- Феникс, а готов пройти по «дороге истины»?
- Это ещё что за хрень?
- Не, ну ты скажи, готов проверить себя?
- Да чё тут ещё проверять? Валяй короче.
- Иди за мной.

Мы выходим из сторожки и идём в сторону нашего поста. По этой дороге я ещё не ходил к нему. Останавливаемся.
-Посмотри налево, сказал Эфиоп..
Смотрю. Кусты и посадка закончились и перед нами поле и позиции укропов. Мы у них как на ладони. Адреналин... Эфиоп продолжает:
-До нашего поста вон туда. 100 метров. Ты готов пройти по «дороге истины»?
-Пошли брат...

Идём. Это был единственный раз в жизни, когда я стремился не обогнать, а идти медленнее попутчика. И тут я вспомнил Крым. Тогда, год назад, ещё до того как нас переправили на Донбасс, там на подготовке, мы уже шли с Эфиопом по одной тропе. Ночью, слышно было только шум моря и видно было только бескрайнее небо полное звёзд над нами. Мы идём на пост и молчим. Не потому, что не о чем говорить, а потому что в тот момент надо было учиться слушать мир. И вот сейчас мы идём нарочито медленно на глазах у укропов, 100 метров...
- Отлично! - воскликнул Эфиоп — Мы прошли!
- Ха! Надо будет повторить!
- Ладно, дуем на базу.

Вечер.
Приехали парни сдавшие медь найденную на базе и накупившие нормальной еды, сладостей и сигарет. Крайняя смена в окопе на сегодня. Уже известно, что на сегодня снова концерт AC/DC назначен, поэтому ночью на пост собираются все. Пришли Рог с Эфиопом, принесли пакет с едой — хлеб, колбаса, майонез, овощи, сладости и лимонад. Ресторан по тем меркам!
- Феникс, смотри, что есть — заявляет Рог и протягивает полторашку наполненную чем-то тёмным.
- Что это?
- Это вискарь братик! Прикинь! Хозяин металоприёмки угостил, обещал, что «Хеннеси»!
- Разливной «Хеннеси»? Чё ты гонишь?!
- Я тебе базарю! У него выход на котрабанду есть! Дал так попробовать, сказал — понравится, буду продавать.
- Ну-ну...
- Короче ты не будешь!
- Ну конечно! Разливай!

В этот момент с нашего Северного поста началась стрельба. Пулемёт, утёс и РПГ.
- Заманали уже! Ну не могли позже начать! - начал я.
- Да нее, самый смак сейчас и пить — отозвались Рог и Эфиоп.
Пошли тосты, стали подтягиваться ещё наши, кто с этого поста. В это время пошла ответка от укропов. В ход уже пошло всё, что было у них и у нас — стрелковое, гранатомёты, миномёты, ДШК. В небе прям над головой стали разрываться ЗУшки и со свистом пролетать осколки где то над головой, но куда уже не ясно. Периодически захожу в блиндаж, там коньяк стали довольно быстро и технично приговаривать, с тостами за победу, за собравшихся и за тех кто не вернётся уже... Атмосфера разогревается как у нас в блиндаже, так и снаружи от всё увеличивающейся плотности огня.
Ночь.

Эфиоп вышел из блиндажа и вообще вылез из окопа наружу за малым делом. Тут же рядом с предположительным местом куда он отправился разрывается заряд СПГ-9.
Рог:
- Эфиоп ты там живой?!
- Живой!
- Как ты братик?!
- Отлично! Чуть не обос@@лся!!!

Все на позитиве. В напряжении только Достоевский. Когда ходили на штурм Марьинки ему дали пулемёт, причём первый раз в жизни и назначили пулемётчиком. Там то он и умудрился одним выстрелом ранить двоих наших, после чего он стал постоянно сомневаться на тему зачем он тут вообще находится. Плотность огня всё увеличивается и по нашему блиндажу стали прицельно стрелять из гранатомёта. Вообще до того дня с ВСУшниками была негласная договорённость — вы не трогаете нас, мы не трогаем вас, но сегодня с их стороны пошел огонь. Длилось это пару часов и уже стало накалять.

В это время в крышу коттеджа, где располагалась оставшаяся часть смены «Пятнашки» попадает «зажигалка», крыша начинает гореть. Те кто был в блиндаже начинают расходиться в помощь на тушение пожара, я остаюсь с Эфиопом за место Достоевского, заявившего, что Женька пьян и в неадеквате и он с ним не останется. Женька на тот момент бывший у нас в отделении гранатомётчиком действительно стал входить в кураж — РПГ запускать один за одним. Стою на пулемёте, остаёмся вдвоём.
Женька хватает гранатомёт и выбегает в поле. Целится. Выстрел!
- Бегом назад!
Он плетётся.
- Ты охренел! Бегом в окоп я прикрою!
Он не слушает и со скоростью беременного дикобраза тащится к окопу. Выскакиваю из окопа и начинаю стрелять рожок за рожком в сторону позиций укропов. Женька в окопе.
- Братик, может ну оно нахрен так рисковать?
- Там враги! Ты же понимаешь, что они твари! Я их ненавижу сук!
- Ты о семье подумай! Тебя там ждут... Это мне всё равно.
- Неет! Тебя тоже ждут.
- Кто?
- Ты знаешь.
- Братик, а давай мы живыми останемся и в Крыму семьями соберёмся?!
- Так и будет Лёха! Поедем по местам боевой славы!
- Братик, я ты люблю!
- И я тебя.
- Погнали?!
- Погнали!

Женька хватает гранатомёт, я встаю на ПК.
- Выстрел! - орёт Эфиоп.
Оглушающий грохот выстрела из РПГ. Пыль рассеилась, даю очереди из пулемёта. Высаживаю всю коробку в ноль. Беру ленту, иду заправлять патроны. В это время в окоп пришел Рог и забрал у Эфиопа гранатомёт, сказав, что бы он не «палился» уже. Зарядил ленту и выхожу из блиндажа в окоп. Сидит Эфиоп, грустный какой-то. Оно и понятно — забрали любимую игрушку.
- Жека, ты достал геройствовать уже!
- Я их ненавижу!
Подхожу к ПК. Выясняется, что пока я забивал ленту, наш герой пытался пострелять и из него, в результате чего он заклинил.
- Да ты достал, боевик хренов! Какого ляда ПК заклинило?!

Женька подрывается, его как осенило! Рядом с ним стояла старенькое противотанковое ружьё 1943 года. Он прыгает к нему и начинает лупить по укропам «зажигалками» одну за другой. Пока это происходит я бегаю от заклиневшего пулемёта, пытаясь его разобрать до соседней бойницы давая очереди из автомата оттуда. Укропы начинают работать уже по нам. Сначала автоматными очередями, потом полетели подствольные гранаты. Женька делает выстрел. Затем рядом с ним разрывается граната.
- Эфиоп ты в порядке? Женька!
Тишина... Подхожу к нему и вижу: ПТРД откинуто в сторону, пыль, Женька лежит рядом.
- Братик, ты живой?..
Молчит. Переворачиваю и вижу — лужа крови, порванная шея и он не дышит.
«ВСЁ! Его больше нет!» - пулей пролетело в голове. После я не помню, что я сделал и что говорил в тот момент, а может и могу вспомнить, но это сознание прячет от меня уже, но он сделал вдох. Потом ещё один и ещё. Ору по рации — Пост номер два! Срочно! Эфиоп трёхсотый!
Подбегают наши с носилками, вкололи ему буторфанол, загрузили и бегом на базу...

Утро.
Кругом взрывы и свист пуль. Ярким пламенем горит двухэтажный особняк в котором мы жили в перерывах между сменами на передовой. Кругом беготня и крики. На носилках уносят Эфиопа, а кто-то тащит из особняка пианино и начинает на нём наигрывать Я сажусь на песок у недостроенного блиндажа на базе. Жар от горящего особняка. В воздухе взрывается заряд РПГ. Снимаю шлем и обхватываю голову руками с мыслью - только не он... Ещё час назад мы сказали друг-другу: Мы вырвемся! Мы возьмём семьи и поедем по местам наших приключений... И вот он на грани и ради чего?!! Остались жена с которой они сироты и некому помочь и двое детей... И ради чего?! Идите к чёрту! Подымаюсь, нацепил шлем, взял калашмат и побрёл в тот самый окоп, мимо уже разрушающегося огнём особняка. Остановился, глянул вверх... звёздам всё равно... В тот момент небо молчало! До окопа остаётся пройти 50 метров...

Спустя 4 месяца, 10 октября. Москва. Учредительное собрание «Союза добровольцев Донбасса».
Я пришел в гражданке, поскольку сразу после собрания надо было ехать на работу, но взял с собой флаг Новороссии, который мы всегда брали с собой на Марьинку. Ко мне подходит человек в штатском:
- Здравствуйте! Я вижу, у Вас флаг Новороссии с собой. Я конечно всё понимаю, но я бы попросил бы Вас, не разворачивать его здесь, нам охрана уже сделала замечание и просили Вас предупредить.
- Почему?
- Дело в том, что... Понимаете, проект Новороссия...
- ...был свёрнут, да?
- Ну можно и так сказать. Спасибо за понимание!
Иду к машине держа в руках флаг. Флаг за который я поехал воевать полтора года назад. Флаг, который теперь под запретом.э

«Всем спасибо, всё свободны»...

Врёте!

"МГБ ДНР или «бархатные войска»"

Министерство Государственной Безопасности Донецкой Народной Республики... Звучит? Я тоже так подумал, когда впервые это услышал.

Звонок на построение у Грека. Выходим. Объявляется Лебедь (зам Грека) и Алла (наш психолог) и заявляют следующее — нужны добровольцы на усиление дежурства в МГБ, желательно, как уточнил Лебедь, с лицами обезображенными интеллектом.
- Тихий! - командует Лебедь — чё стоишь, тебя это тоже касается! Собирайся!

боец ДНР Алексей Серёгин.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo etoonda январь 3, 2018 09:01 5
Buy for 100 tokens
Как Россия договорится с Западом, что случится с налогами и «кубышками», почему закрыли Европейский университет и режиссёра Серебренникова, кому и когда Путин передаст страну в этом интервью. Прогнозы на 2018 год и итоги 2017-го. Сатирик Михаил Жванецкий просто ждёт, когда «снизу постучат».…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments