etoonda (etoonda) wrote,
etoonda
etoonda

Categories:

Записки террориста . глава 13 .

Вслед за Скифом и Зилом ползу в сторону позиции Баламута. Укры нас не видят, похоже, но плотность огня по лесу создают такую, что вставать нет ни малейшего желания. Пули регулярно бьют в древесные стволы в метре над головой. Мины, к счастью, падают где-то далеко, в северо-восточном секторе. Ползти по сосновому лесу в тонком маскхалате, таща с собой автомат - удовольствие сильно ниже среднего. Хорошо хоть спина перешла от состояния "БЛЯЯЯЯЯ!" к пусть и сильной, но терпимой боли. А вот и доползли, кстати. По одному, головой вперёд сползаем в окоп.


Сюрприз-сюрприз... "Баламут! Баламут!" Никого! ......., ........! Пидорасы! То-то я смотрю, "южные" укры так вольготно себя чувствовали. Ладно, рассиживаться некогда. Вылезаем из окопа и пригнувшись, перебежками, отступаем дальше.

Мы не заглянули в блиндаж на позиции Баламута. Было не до того. Это сделали позднее Угрюмый и Кулибин. Мина угодила прямо во вход. Баламута и троих парней из его отделения разорвало на куски. Они не струсили. Они погибли в бою.

По дороге пробегаем мимо основной позиции роты - никого. Разбросаны по земле разгрузки, магазины, даже пара автоматов. Мдяяя.... Сил бежать нет, просто идём быстрым шагом в полный рост. Проходим ещё несколько пустых окопов, и выходим к дороге чуть южнее перекрёстка. Отсюда видно, что контроля больше нет, на его месте мешанина бетонных обломков. Переходим дорогу, выходим к поляне, на которой расположена столовая. Ага, какие люди и на свободе... Прапор появляется непонятно откуда, с обычным безмятежно-воодушевлённым выражением лица. Подходит к Скифу, и начинает что-то ему втирать. Что именно, мне, честно говоря, не очень интересно. Настроение ниже плинтуса. Батальон разбежался, реально в бою участвовали два взвода. Пришло понимание, что бой проигран. Пусть Угрюмый и Ко ещё сражаются, шансов у них нет, и укры перережут дорогу Славянск - Лисичанск. А ведь неплохо всё с утра шло. Были бы боеприпасы или поддержка. Или хотя бы боеприпасы.

Склад БК достанется украинцам практически нетронутым. Кулибину, который под огнём прибежит за "огурцами", начальник склада сообщит, что без личного приказа прапора или Мачете он ничего не выдаст. Прапор непонятно где, Мачете ...эээээ..... отступил, скажем так. Угрюмый потом долго пенял Малому, что нужно было пристрелить начальника склада и забрать всё, что нужно. Украинцы соберут противотанковое вооружение и отступят на ночь, опасаясь ДРГ Мозгового. "Мозговые", пользуясь глупостью противника, вывезут к себе полтора КАМАЗа боеприпасов. Получи мы хотя бы "огурцы" и Мухи перед/во время боя, украинские коробочки бы сгорели все. А на складе были штуковины и посовременнее Мух…

Со стороны котлована, где размещалась кухня, подтягивается ещё несколько человек, из тыловых. Морпех среди них. Откуда-то из-за дороги подходит Юрза. Хммм... Ладно, понятно.

Пользуясь затишьем, прошу Зила меня перевязать. Опускаюсь на колени, скидываю верх маскхалата. Зил принимается за дело. МЛЯ!!! Снова вспышки боли. Скифа уже перемотали, голова похожа на белый шар с красными пятнами. Прапор приказывает отступать к мосту, сам прогулочным шагом идёт куда-то на юг от перекрёстка. Провожаю его взглядом с нехорошим чувством, концентрирующимся где-то в районе указательного пальца правой руки. Не, народу много…

Идём к мосту по лесу. Украинская артиллерия начинает бить по идущей к мосту дороге, отходим поглубже в зелёнку. Растительность очень густая, мешает идти. Скиф старается идти впереди, но видно, что ранение сказывается, и его тянет в сторону. Периодически приходится подсказывать ему направление. Мины рвутся где-то в 50-100 метрах левее, судя по звуку. Пофиг, идём дальше.

Когда мы подошли к месту, с которого начиналась идущая на мост насыпь, обстрел сместился куда-то к перекрёстку. Тихо выглядываем из зелёнки на дорогу. Маленький блок-пост на мосту пуст. Предполагаем, что ополченцы с него спрятались от обстрела под мостом. Решили на дорогу не выходить, идти понизу, вдоль насыпи. Местность перед самым мостом открытая, обширный луг, поросший редкими кустами и совсем уж редкими деревьями. Как-то неуютно себя начинаешь ощущать, выходя на открытое пространство. Подходим непосредственно к мосту, обозначаем себя голосом. чтобы никто излишне бдительный не начал стрелять. Впрочем, под мостом никого не оказалось, ни бдительного, ни не очень. Видимо, и эти "неорганизованно отступили". Начинаем втягиваться под мост, и тут, метрах в 300-400 дальше вниз по течению, на этом берегу, видим разворачивающиеся в нашу сторону танки укров, с сопровождающей их пехотой. Думать особо некогда, и мы цепочкой, пригнувшись насколько можем, бросились между опорами моста к узкой полосе зелёнки вдоль самого берега.

Насколько правильным было это инстинктивно принятое решение? Я не знаю. Возможно, стоило под прикрытием насыпи оттянуться назад в лес, и там поискать другой путь выхода из намечающегося окружения. А может и нет. В любом случае, что сделано, то сделано.

Мы успеваем пробежать всего несколько метров, прежде, чем укры заметили нас и открыли огонь. Видимо, опасаясь повредить мост, они использовали только пулемёты и (кажется) АГСы. На подствольники было не похоже, взрывы шли короткими очередями. Наша цепочка бросилась врассыпную – те, кого огонь врага застал на открытом месте (я, Скиф, Зил и невысокого роста повар по имени Дима) кинулись вперёд, к берегу, остальные назад, под защиту насыпи. По бетонным опорам моста звучно бьют тяжёлые пули, с оглушительными хлопками лопаются заряды АГСов. Я ныряю в зелёнку, и тут как будто горячий мокрый мешочек увесисто бьёт меня по спине чуть в стороне от позвоночника, на уровне нижнего ребра. Ноги начинают подкашиваться на бегу, но усилием воли удерживаюсь на них и продолжаю двигаться. Мы спускаемся вниз, к самой воде. Теперь высокий обрывистый берег скрывает нас от укров. Те продолжают огонь, пули и гранаты бьют по земле у края обрыва в метра над нашими головами. Несколько гранат перелетели реку и разорвались на противоположном берегу. «БУМ!-БУУМ!». Мля, решились таки танковые орудия использовать. Впрочем, разорвалось довольно далеко, не понятно, по кому стреляют. Разве что, кто-то при начале пальбы рванул напрямик через луг? Если так, ему не позавидуешь. «БУМ!-БУУМ!» - примерно там же. Метров через 100 узкая полоска земли под обрывом заканчивается. Останавливаемся на несколько секунд. Чувствую, как по спине течёт кровь. Сейчас мне реально страшно. Не вижу, куда попало. Что, если задета печень, или ещё что-то важное, и я просто истеку кровью…

Дима проверяет дно под обрывом – оно вязкое, и круто уходит вниз. Придётся идти поверху. Пока есть секундная передышка, спрашиваю Зила насчёт раны, что там.

- Да хрен его знает. Небольшое отверстие, кровь течёт.

- Кровь не тёмная? Печень не задело?

- Я чё тебе, медик? Вроде нет, обычная кровь.

- Перевязать можешь?

- Потом, сначала от укров оторвёмся давай.

Боль в спине, поначалу почти незаметная, постепенно усиливалась. Нагибаться уже стало весьма неприятно. Лезем наверх, переваливаемся через край обрыва, и пригнувшись бежим вдоль берега, стараясь, чтобы редкие кусты и деревья закрывали нас от моста. Успели пробежать метров триста, как метрах в десяти слева стеганула по берегу и реке пулемётная очередь. Прячемся за удачно подвернувшееся толстое дерево. Мля, что же мне всё-таки зацепило? И нет ли среди этого «что» чего-нибудь жизненно важного? Что совсем не хочется здесь подыхать, я ещё и детьми-то не обзавёлся. Блин, выберусь, надо будет озадачиться этим вопросом…. Бля, чё только в голову не лезет! Давай, сосредоточься! Соберись!

Пока мне в голову лезли подобные мысли (и кое-какие похуже, с упором на жалость к себе и несправедливость мироустройства), мы пытаемся отдышаться за деревом. Пули вокруг не свистят, т.е. возможны два варианта – либо пулемётчик не видел нас и бил наугад по зелёнке, либо видел, как мы спрятались за дерево, и с интересом ждёт, когда мы оттуда выберемся. Впрочем, делать нечего – идём дальше (сил бежать уже нет), стараясь держаться так, чтобы дерево находилось между нами и укропами. Знать бы ещё точно, где те укропы… Прошу Скифа накинуть капюшон на голову – иначе его красно-белые бинты нас за километр демаскируют.

Пулемётчик, похоже, был глазастым, но неумелым. Т.е. видеть-то он нас видел, но вот попасть не мог. Мы отошли от дерева метров на тридцать, как пулемёт заработал снова. Усталость не то чтобы исчезает, но вытесняется страхом и адреналином куда-то на периферию сознания. Бежим, петляя между кустами. Пули бьют по земле справа и слева, видимо, дерево таки заслоняет врагу сектор обстрела. Или он криворукий. Тоже вариант. Мля, как же страшно, всё-таки. Во время боя так не было. Штанина и спина мокрые от крови. Хочется упасть, и чтоб все от меня отстали.

Жалости к себе в такие моменты поддаваться не нужно. «Спрятаться» не получится. Хотя хочется, да. Очень. Нужно утереть сопли и идти. Или стрелять. По ситуации, в общем.

Вбок уходит тропинка, спускающаяся за край обрыва. Ссыпаемся по ней вниз. К счастью, она не обрывается у какого-нибудь лодочного причала, а идёт дальше под обрывом, вдоль берега. Пулемёт выпускает ещё пару очередей по зелёнке и замолкает. Идём цепочкой по тропе. Сразу с нескольких сторон доносится канонада. Непосредственная опасность миновала, и в голову снова лезут разные мысли, иногда уместные, иногда не очень. Почему-то, именно в этот момент почувствовал себя тем, кого называют «участниками незаконных вооружённых формирований», а проще говоря, боевиками. Уж больно обстановка военно-романтическая, мысленно ухмыляюсь. Делать это реально как-то не получается. Обрыв постепенно снижается, тропинка теперь идёт в полосе зелёнке вдоль берега. Ну, по крайней мере, нас здесь хрен разглядишь.

Собираемся в кружок, думаем, что делать дальше. У Скифа в кармане есть измятая, заклеенная скотчем карта. Рассматриваем. Таааак… мы, вроде как, где-то тут… идём вверх по течению Северского Донца…. значит, ближайший мост - в Кривых Луках…. Зил, как наиболее сведущий в местных топографических реалиях, рекомендует переправиться на другой берег, и постараться найти наших. Если не найдём – идти пешком до Северска. План ни у кого особых возражений не вызывает, Зил наскоро меня перематывает, и идём дальше по лесу.

Канонада слышится непрерывно. Пару раз где-то далеко за деревьями проезжали толи тяжёлые грузовики, толи БТРы. По идее, укры должны сейчас перехватить все переправы через реку, организовать её патрулирование, после чего до наступления темноты провести зачистку. Даже если сами они до столь осмысленных действий и не додумаются, советники же у них есть из далёкого буржуинства. Так что нужно поторапливаться…

Доходим до Кривых Лук. Вернее, до места на берегу, напротив которого (на другом берегу) они находятся. До моста остаётся метров 400, но кто его сейчас контролирует – непонятно. Слышно, как по нему проезжает что-то колёсное, с тяжёлым мотором. Аккуратно выглядываем из зелёнки над рекой – на мосту какое-то шевеление, но кто именно шевелится – непонятно. Оттягиваемся чуть назад. Начинаем обсуждать, что делать. Вариантов, собственно, не так много:

- отправить разведку к мосту

- отойти назад, чтобы не было видно с моста, переплыть реку и идти в Северск

- отсидеться в зелёнке до темноты, затем переплыть реку и идти в Северск

- отсидеться в зелёнке до темноты, а затем идти в Славянск

Сложность со вторым и третьим пунктами представляло то, что Дима не умел плавать. Да и не факт, что к вечеру в состоянии плыть будем я и Скиф. В итоге мы со Скифом стали убеждать Зила сходить на разведку к мосту. Тот отнекивался, и предлагал не дёргаться. Положение неожиданно спас Дима, вызвавшись добровольцем. Мало того, что наш повар был из Славянска, так ещё и у него под камуфляжем обнаружились вполне гражданские шорты и футболка. Т.е., при известной удаче, он мог прокатить за обычного местного жителя, спокойно бредущего по своим делам. Под обстрелом, ага. Ну а чё такого? Война-с…

Дима скинул камуфляж и ушёл к мосту, попросив дать ему гранату. Мол, в плен не хочу, если что, подорвусь вместе с кучей врагов. Гранату жестокий Скиф ему не дал, а вместо этого посоветовал не страдать хернёй, и если попадётся укропам – стоять на своей версии «ничего не знаю, ничего не делал», как бы сильно не били. Мы же остались ждать в зелёнке на берегу.

Сидим, ждём. На берегу стоит скамеечка, тропинка спускается здесь прямо в воду. Видно, что местные приходят сюда отдохнуть. Куча пустых бутылок – самый яркий признак. Никогда этого не понимал. Ну вот неужели трудно забрать мусор с собой? Мдяяя…. Полчаса уже прошло. Возле моста слышен шум мотора, но что это – не понятно. Выстрелов не слышно, это хорошо. Ждём дальше…

Ещё пятнадцать минут. Блин, да куда же он пропал? Может, укры его взяли, и сейчас быстренько потрошат на предмет «Гдье йест партизанен?»? Рассредоточиваемся так, чтобы при необходимости обеспечить подходящим гостям тёплый приём.

Ещё полчаса. Похоже, что-то случилось. Надо решать. Быстро переговариваемся. Решено – отходим назад и переплываем. Проходим немного вверх по течению, останавливаемся. Снимаю берцы, связываю шнурки и вешаю на шею. Паспорт я, к счастью, всегда носил с собой, плюс он у меня упакован в полиэтиленовый пакет. Кладу туда же документы ребят, завязываю пакет поплотнее, и кладу в карман. Оружие складываем на валяющийся тут кусок какого-то деревянного щита, привязываем ремнями. По идее, конечно, хорошо бы повесить на шею и автомат, или примотать его к телу. Но как-то не хочется. Река не широкая, метров 20-25, хоть и с быстрым течением. В обычном состоянии я 50-метровый бассейн проныриваю, хоть и не без усилия. Но обычно у меня нет контузии и нескольких лишних дырок в организме. А лишние дырки понижают плавучесть.

Заходим в воду. Дно вязкое, липкое, илистое. Довольно быстро уходит вниз. Плывём, толкая перед собой доски с оружием. Течение быстрое, пока мы проплываем один метр вперёд, нас сносит метра на четыре в сторону. На середине реки доски переворачиваются, ремни, как обычно в таких случаях и бывает, развязываются, и наши стволы стремительным домкратом уходят на дно. БЛЯ!!! Плывём дальше уже по-отдельности. Вижу, что Скиф начинает отставать, и вообще сильно устал. С такой раной на голове (позже мы узнали, что рассекший щеку осколок также перебил челюсть) – неудивительно. Возвращаюсь назад, пробую толкать – получается хреново. Тогда резко выдыхаю воздух, ныряю «солдатиком», с силой отталкиваюсь ногами от дна (глубина – метра 3-3,5), и толкаю его вперёд и вверх. Еще несколько раз, и мы уже у берега. ДОПЛЫЛИ!!! Берег обрывистый, и наверх я забираюсь только с третьей попытки. Руки-ноги трясутся, заплыв меня реально утомил. Собираемся вместе, несколько минут просто лежим на траве под лучами солнца. Хорошо…
Из оружия остались только пистолет и граната у Скифа. Не радует…
- Ну чё, пошли?
- Пойдём!
- А где у на Северск?
- Да вот там примерно!
Как в плохом кино, внезапно выскочившая из-за облаков СУшка скрылась за холмом как раз в указанном Зилом направлении. Через минуту донёсся гулкий, длинный звук рвущихся бомб. Мдяя…. Ладно, чё делать. Пошли.

afrika_sl.глава 14



Subscribe

  • Мертвый человек

    Естественная убыль населения РФ за I квартал выросла в 2 раза в годовом сравнении. Естественная убыль населения (превышение числа умерших над…

  • Коронавирус станет сезонной болезнью, как грипп

    Инфекция закрепится благодаря длительному инкубационному периоду и высокой способности к заражению. Победить COVID-19 человечество не сможет, его…

  • Через полгода его расстреляли ...

    Виктор Беленко 6 сентября 1976 года советский летчик, пилотировавший истребитель «Миг-25П», приземлился в Японии, где запросил политическое…

promo etoonda january 3, 2018 09:01 5
Buy for 100 tokens
Как Россия договорится с Западом, что случится с налогами и «кубышками», почему закрыли Европейский университет и режиссёра Серебренникова, кому и когда Путин передаст страну в этом интервью. Прогнозы на 2018 год и итоги 2017-го. Сатирик Михаил Жванецкий просто ждёт, когда «снизу постучат».…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments

  • Мертвый человек

    Естественная убыль населения РФ за I квартал выросла в 2 раза в годовом сравнении. Естественная убыль населения (превышение числа умерших над…

  • Коронавирус станет сезонной болезнью, как грипп

    Инфекция закрепится благодаря длительному инкубационному периоду и высокой способности к заражению. Победить COVID-19 человечество не сможет, его…

  • Через полгода его расстреляли ...

    Виктор Беленко 6 сентября 1976 года советский летчик, пилотировавший истребитель «Миг-25П», приземлился в Японии, где запросил политическое…