etoonda (etoonda) wrote,
etoonda
etoonda

Ушедший в подполье лидер «Куликова поля» рассказал, как убивали одесситов в Доме профсоюзов.



Глава Приморской парторганизации партии «Родина» Олег Музыка рассказал о трагических событиях 2 мая.

— Что происходило внутри здания?

— Мы зашли внутрь и забаррикадировали центральные входные двери. Как только мы это сделали, майдановцы обступили все здание по периметру. И вдруг буквально уже минут через 15 они оказались внутри здания на 2-м этаже и начали ломать двери по центральному коридору. Как они туда попали? Или они заранее были в этом здании? На этот вопрос я не могу ответить.

— Почему произошел пожар?

— Они начали активно разбивать окна. Но чем они их разбивали, я не знаю. Просто камнем такое окно разбить нельзя. Могу утверждать это на 200%, потому что когда появился дым, я сам пытался разбить окно металлической палкой. Сделать это было очень трудно. Думаю, это была «четверка» (4-й класс прочности стекла. — Авт.). А с тыльной стороны здания, со двора, они тоже окна разбили и начали забрасывать лестничные пролеты бутылками с зажигательной смесью. Окна между лестничными пролетами выходят во двор, и то, что в них кидаешь, попадает прямо на центральную лестницу. Очень много людей там погибло. Также майдановцы сразу подожгли центральную дверь.

— А когда появился дым, о котором вы говорите?

— Сразу после того, как загорелась центральная дверь, послышались эти хлопки на центральной лестнице, между первым и вторым этажами. Вероятно, через разбитые окна из заднего двора в здание влетели какие-то шашки. Было так: стоит человек рядом с тобой, хлопок, проходит 2–3 секунды, и человек исчезает, ты его просто не видишь. Он скрывается в дыму.

— Может, это просто был дым от пожара?

— Сотрудники милиции мне тоже потом говорили: «Это вы сами себя подожгли и этим дымом отравились». Но это не был обычный дым. Все мы жгли костры и знаем, что дым от огня поднимается вверх. А этот дым был зеленовато-желтый, с коричневым оттенком. И он не поднимался, а сразу падал до пола, образуя вокруг тебя сплошную завесу. Так что ты сразу переставал видеть. Этот дым падал вниз, стелился. Он проходил сквозь щели, даже когда мы двери забаррикадировали.

— Как вам удалось от него спастись?

— Я начал задыхаться, побежал по коридору, дергая за ручки дверей. Вдруг одна дверь открылась, я влетел в кабинет. Нас в этот кабинет забежало 4 человека, потом мы познакомились. Один был дедушка, которому было уже за 70, беззубый старичок. Его лицо я запомнил навсегда. Еще были Олег и Сергей. Мы были на втором этаже в правом крыле, если стоять лицом к центральному входу. Крайний кабинет. Дым стелился до подоконника, но стоило высунуть голову в окно, как в нас летели камни, стреляли из травматического оружия. Дедушке буквально снесли часть черепа. Он был весь в крови. Мы забинтовали ему голову, и он «потерялся». Просто сидел и смотрел перед собой. Я ему сказал: «Вы хоть иногда со мной говорите, чтобы я знал, что вы еще живы». Я понимал, что смерть ходит рядом. Позвонил жене, ребенку, попрощался.

— Вы видели погибших?

— До этих хлопков и газа ни одного мертвого я не видел. Выстрелы и хлопки, а также крики потом слышались непрерывно. Но выйти в коридор, чтобы помочь людям, было невозможно.

— Сторонники Майдана говорили мне, что они помогали людям выбраться. Вы это видели?

— Они потом говорили, что под окна клали скаты (шины) для тех людей, которые выпрыгивали. Ложь. Они подносили скаты и поджигали их. Дым поднимался вдоль стены и не давал дышать даже тем, кто высунул голову в окно. Мы сверху видели, что тех, кто выпадает в окна, толпа просто тупо забивает. И понимали, что есть только два варианта: или мы проживем еще какие-то минуты в этом дыму, или нас внизу сразу убьют.

— Что было дальше? Пожарные все же появились?

— Потом к нам поднялась лестница с пожарным. Он только спросил: «Будете выходить?» Мы ответили: «Нет». И он спустился один. Потому что понимал: если мы с ним спустимся, то нас все равно внизу убьют, покалечат. Тем временем на улице стемнело. И к нам начали ломиться в дверь. Спросили: «Кто?» — «МЧС». Мы открыли. «Будете выходить?» Мы ответили «нет», но попросили вывести дедушку. Дыма становилось все меньше. Наступила ночь. И я услышал в коридоре шорох. Открыл дверь и увидел, что там ходят люди с фонариками. Я обмотал голову футболкой, чтобы меня не узнали, и вышел. Меня спрашивают: «Ты кто?» Отвечаю: «Свий».

— Кто это был?

— Представители самообороны. Они зашли в здание сразу же, еще в темноте, вместе с пожарными.

— Почему вы сразу не ушли, а ходили с ними по зданию?

— Я не мог уйти. Мне жить в этом городе, с этими людьми. Они меня видели на сцене. Думал, может, найду кого живого, помогу. Было очень много трупов. Я раньше боялся покойников. Но в этот день я увидел столько смертей, я переворачивал тела, заглядывал в лица. И я понял, что бояться нужно живых.

Так я дошел с майдановцами до чердака. Слышал, что на чердаке ходят люди. И вдруг — бах! Включается свет. Когда мы зашли в здание, ни света, ни воды не было.

— И что за картина предстала вашему взору?

— Я сразу увидел сотрудников милиции высокого ранга. В том числе Фучеджи, замначальника одесской милиции. Фамилии остальных не знаю, да и знать не хочу. Когда начался штурм, 3–4 автобуса с милицией стояли в парке со стороны заднего двора Дома профсоюзов. У них на глазах люди падали из окон, людей добивали, но они ничего не сделали.

Милиционеры говорят: спускайтесь на первый этаж, в правое крыло. Там будем вас собирать. Пока спускался, наблюдал, как во всех кабинетах, где не было пожара, рылись майдановцы. Собирали оргтехнику, какие-то документы. Прямо на лестничной клетке сидел один из них, возле него стояла открытая бутылка шампанского и коробка конфет. Наверно, праздновал.

— Сколько человек собралось на первом этаже? И для чего вас собрали?

— Нас было 7 человек, кого нашли в здании. И один из самообороны. Вскоре зашли двое в штатском, явно сотрудники СБУ. С нами стоит милиция, полковники, подполковники. Один из этих двоих произносит: «Ну что, сепаратисты, доигрались?» С нами были двое 17-летних пацанов. Они говорят: «Дядя, какие сепаратисты, мы одесситы». На что эсбэушник им внятно ответил: «Сейчас вместе со всеми ляжете на 3-м этаже». А Фучеджи ему: «Да ладно, успокойтесь, это же пацанва совсем».

— Вам известно точное количество жертв в Доме профсоюзов?

— Могу утверждать, что на самом деле людей погибло больше, чем объявлено официально. Сотрудники милиции меня спрашивали: «Как вы думаете, сколько людей погибло?» Я ответил: «Простая арифметика. Если нас в здание вошло около 350 человек, вы задержали сто, еще сто в больницах. Пусть человек 50 какими-то путями из здания выскочили. Остается сотня». Сотрудник милиции на это только скривился и ничего не ответил.

Tags: этот день год назад
Subscribe

Posts from This Journal “этот день год назад” Tag

  • "Смерш" о событиях в Артемовске

    По сообщениям представителей сил самообороны т.н. Луганской Народной Республики, ополченцы одержали победу в пригороде Луганска. Сообщается, что…

  • Славянск. Прямо сейчас...

    Окраины ополчение уже вряд ли удержит. Постоянно бомбит артиллерия. Местные уже привыкли к взрывам... Раньше снаряды редко залетали в центр,…

  • Славянск, 05.06.2014, бой на Семеновке, как это было.

    «Ну, в Семеновку мы все вместе попали. С самого первого дня… В те дни еще. Не было блокпостов. Мы держались, как могли. Планировалось, что будут…

promo etoonda january 3, 2018 09:01 5
Buy for 100 tokens
Как Россия договорится с Западом, что случится с налогами и «кубышками», почему закрыли Европейский университет и режиссёра Серебренникова, кому и когда Путин передаст страну в этом интервью. Прогнозы на 2018 год и итоги 2017-го. Сатирик Михаил Жванецкий просто ждёт, когда «снизу постучат».…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments