etoonda (etoonda) wrote,
etoonda
etoonda

Будет новый президент, новое правительство.



Герман Греф рассказал, как Сбербанк справляется с ролью полигона для экспериментов ЦБ и почему не ждет потрясений в год 100-летия Октябрьской революции.

– Чего вы ждете в России в связи с выборами в 2018 г.?
– Очевидно, что 2018-й – это год изменений в России.
– Каких?
– Не знаю. Это электоральный год, будут новый президент, новое правительство. Будет принята программа мер, позволяющая выйти на траекторию устойчивого высокого роста. И будут изменения.
– Вы ждете нового или обновленного президента? Вы допускаете, что будет баллотироваться не Путин?
– Это как раз из области гаданий. Я не знаю планов президента, но очевидно, что изменения будут. Мы все их ждем. Они нужны как минимум в экономической области, нужны интенсивные реформы.
– Но все же вы общаетесь с президентом. Как вам кажется, понимает ли он глубину кризиса и необходимость изменений? Тренд на реформы зависит от него, но готов ли он к обновлению?
– На мой взгляд, он хорошо понимает ситуацию.
– Многим его последнее послание Федеральному собранию показалось малосодержательным.
– Я не согласен. Было сказано очень много важных вещей. Оно было комплексным, президент впервые отчетливо сказал про ценности. А именно ценности лежат в основе любых изменений. Он сказал про диверсификацию, про необходимость изменения государства, повышения его эффективности, про новую экономику, про распространение цифровых технологий на все сферы жизни и деятельности.
– Вы участвуете в обсуждении программы Алексея Кудрина. Именно Центр стратегических разработок (ЦСР) станет площадкой, где готовят программу реформ?
– Я возглавляю направление, которое занимается повышением эффективности управления. Программа реформ может быть только программой президента. Ее контуры вырабатываются на площадке ЦСР. Мне не известно, чтобы кто-то, кроме ЦСР, системно работал над этим. Насколько же она будет реализована, покажет будущее.
– А какие реформы столкнутся с наибольшим сопротивлением?
– Реформы, приводящие пусть к временному, но ухудшению жизни большого числа людей или задевающие интересы каких-то групп, нередко встречают сопротивление. Не все реформы популярны, но это не значит, что без них можно обойтись. Например, пенсионная реформа. В ряду ее приоритетов значатся сокращение возможностей для досрочного выхода на пенсию и увеличение пенсионного возраста, особенно для женщин. Но из-за плохих разъяснений этих мер они не поддерживаются большинством. Хотя если хорошо проработать реформу и разъяснить людям ситуацию, то и на эту реформу можно получить вотум доверия. При любых изменениях могут быть недовольные, которых устраивали прежние порядки. Но если не принять реформистских мер сейчас, то цена в будущем может оказаться слишком высокой.
– Кудрин до того, как возглавил ЦСР, говорил, что экономические преобразования возможны только при условии преобразований политических. А вы как считаете?
– Я считаю, что в определенной политической ситуации проводить преобразования значительно проще. Сегодня идеальная ситуация для любого реформатора: контрольный пакет в Думе у «Единой России», у нее конституционное большинство, политическая ситуация консолидирована, у президента очень высокий рейтинг. Для построения экономики знаний, что мог иметь в виду Кудрин, конкуренция, в том числе политическая конкуренция, необходима. Это правда. Но до определенного уровня даже проще развиваться в другой парадигме. Об этом говорят примеры и Ли Куан Ю в Сингапуре, и Дэн Сяопина в Китае.
– Это были авторитарные режимы. Вряд ли вы захотели бы там жить.
– Я не сказал, что хочу там жить. Я сказал, что на определенном этапе развития общества проводить реформы в консолидации политической власти не только возможно, а значительно проще. В начале 2000-х, когда мы проводили реформы, «Единая Россия» имела 25% голосов.
– Но реформы тогда были, а все последние годы мы находимся в ситуации идеальной, по вашим словам, для проведения реформ, но их нет.
– Это правда. Чем хороша была политическая конкуренция? Мы очень много работали с Думой. Думаю, что сейчас ни один министр не проводит столько времени в Думе, сколько нам приходилось. Нам не хватало голосов «Единой России» и нужно было добиться голосов или правых, которые, к сожалению, часто голосовали против нас, или коммунистов, которые тоже не пылали любовью к нам, или партии Жириновского. Это был сложный политический диалог. Но мы находили компромиссы. С одной стороны, это было очень хлопотно, а с другой – очень сильно улучшало качество законов. Я не ценил это первое время. Я считал: что могут улучшить депутаты? Это мы профессионалы, я провел дни и ночи, готовя эти законы, мы обсудили их с огромным количеством экспертов, прошли через их критику, писали и исправляли... Дебаты были нешуточные, и, если бы я не понимал, что заложено в каждую строчку, меня бы просто вынесли из Думы. Плюс против нас еще олигархи регулярно боролись. И чтобы пройти эти тяжелые дебаты, нужно было иметь исчерпывающие и максимально аргументированные ответы. Но такая плотная работа с Думой обогащала проекты, и качество нормотворчества было значительно выше, чем сейчас.
О реформе госуправления
– Вы запустили дискуссию о реформе госуправления, словосочетание «проектный подход» стало очень модным у чиновников, появился президентский совет по стратегическому развитию, премьер возглавляет его президиум, который назвали проектным офисом правительства. Вы довольны результатом? Насколько это соответствует тому, что вы предлагали?
– То, что что-то происходит, я оцениваю позитивно. Но чтобы добиться результата, нужно внедрять все инструменты регуляторного менеджмента. Проектный подход лишь один из них. Только с его помощью больших результатов достичь нельзя. То, что сейчас начали заниматься приоритизированием какого-то количества проектов, структурировать работу как проекты, уже позитивно. Но я не могу сказать, что у меня большие ожидания от результатов этой работы.
– Вы предлагали создать новую структуру, которая займется реформой госуправления. Но, может, бюрократическая машина способна только воспроизвести саму себя?
– Именно поэтому во всех государствах, где в последние 20 лет проводились реформы госуправления, создавалась отдельная группа, которая получила название delivery unit. Она ведет постоянную работу по созданию нормативной базы, обучению людей, структурным, функциональным изменениям и проведению самих реформ. Последний пример – Саудовская Аравия, где под патронатом короля создан такой delivery unit.
– Реформами прежде занималось Минэкономразвития. Но в последнее время оно утратило эту функцию, очевидно, было ослабление министерства, повестка развития почти исчезла. Сейчас сменился министр. Как вам кажется, может ли Минэкономразвития вернуть себе прежний статус?
– Когда мы работали в Минэкономразвития, оно и выполняло функцию delivery unit, мы занимались всеми реформами, были офисом их управления. Сейчас эта функция правительству крайне нужна. Органично, если она будет у Минэкономразвития. Сможет ли оно вернуть ее, покажет время. Я знаком с новым министром, он производит благоприятное впечатление, грамотный человек, но, конечно, у него нет большого управленческого опыта. И у него мало времени на серьезные изменения в оставшийся год перед сменой правительства. Поэтому все будет зависеть от того, с какой скоростью он сумеет сформулировать задачи и цели перед собой: что он может и хочет сделать. И если он попросит помощи, думаю, что все, кто когда-то работал в министерстве, постараются помочь и советом, и делом. Это очень важное министерство, и очень важно его реанимировать. Я очень надеюсь, что он будет успешен в этом.
– А какой была ваша первая реакция, когда вы узнали про задержание Алексея Улюкаева, и можете ли вы поверить в то, в чем его обвиняют?
– Простите, но я не хочу это комментировать. Для меня это большая травма. Я был в шоке. Это министерство для меня является родным, и я сильно переживал из-за того, что происходило с ним в последние годы. И Алексея я много лет знаю, знаю его жену, детей. Чтобы судить, надо быть в стороне. А я не могу.

Татьяна Воронова, Филипп Стеркин, Дарья Борисяк



Привет . Добавляй в друзья )





Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Некроихтиофилия.

    Убил и поцеловал. Смачно, с чувством! Красавчик! Если отбросить щуку... Ну, по Знатному Рыболову в интернете уже все (не только я) оттоптались.…

  • Доходы россиян возобновили свободное падение

    Падение уровня жизни в России продолжается, несмотря на официальную статистику, фиксирующую экономический рост и оживление после самой…

  • Вот не верю.

    Рекомендую к прочтению и учету. 180 дней на сборы Однако, не согласен с ув.Александром всего в одном пункте, а именно: - в том, что Наногению…

  • Рост зарплат - угроза для экономики страны

    Центробанк РФ назвал рост зарплат угрозой для экономики страны Регулятор обеспокоен невысокими темпами роста производительности труда. В…

  • Немного о справедливости.

    Суд признал виновными по делу "Зов" Мухина, Барабаша, Соколова и Парфёнова. Ст. 282 УК РФ. Не удивлён. Ясно было, что как господина Полонского…

  • Санкции, транзит власти, градоустроительный ад в Москве

    Юрий Иванов: Первый вопрос, конечно, о нашем всём, об «углеводородице», как мы её называем, о санкциях. Вернее - о рамочных законах, которые потом…

  • Много букв, но оно того стоит!

    Предлагаю вашему вниманию интересный материал, взятый у американского блогера Aleksander J Flint. Надеюсь, это поможет хотя бы немножечко…

  • Новости

    1. В регионы поступило указание усилить информационную активность вокруг личности президента. 2. Незаконно, но "все всегда так делали"…

  • Невероятно, но мы выжили!

    ДЕТЯМ 60-70-80-х ПОСВЯЩАЕТСЯ... Если вы были ребенком в 60-е, 70-е или 80-е, оглядываясь назад, трудно поверить, что нам удалось дожить до…

Buy for 90 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments

Bestupinarms901

January 9 2017, 07:45:17 UTC 7 months ago

  • New comment

Он полагает, что сказал что-то новое?