etoonda (etoonda) wrote,
etoonda
etoonda

Как делают ТВ-пропаганду: четыре свидетельства. окончание



Разговоры с экс-сотрудниками ВГТРК были изначально записаны бывшим заместителем главного редактора канала «Россия 24» и «Россия 2» Александром Орловым, уволенным с телевидения в июле 2013 года за посты в поддержку Алексея Навального. Орлов зафиксировал устные свидетельства нескольких бывших и действующих сотрудников федеральных каналов для своей будущей книги о российском ТВ и поделился с редакций Кольты двумя такими записями. Два других монолога записал и в целом подготовил материал к печати Дмитрий Сидоров.

Станислав Феофанов, продюсер (НТВ, РЕН ТВ, ТВЦ):

Начало украинских событий я застал в «Неделе». У Марианны (Максимовской. — Ред.) я работал с Майдана до вывода войск из Крыма. Эта программа значительно отличалась от всего бардака, который творился на РЕН ТВ. Мы пытались рассказывать объективно. Помню, когда захватили здание Донецкой администрации, мы и с ополченцами общались, и ездили за десятки километров говорить с украинскими силовиками. Я всегда удивляюсь, когда рассказывают, что невозможно снять с двух сторон. Все возможно, было бы желание! Помню, нам рассказывал Пушилин: мол, «киевские солдаты объедают местное население».

Мы подумали: да, интересная история. Приехали в одну деревню, поговорили с бабушками, они говорят: «Никого не объедают, нормально уживаемся». Пошли к этому взводу, они окапывают танк. Думали, нас сразу начнут вязать, а они прямо ответили: «Расскажем без проблем, про что? Объедаем? Да вы что, у нас полевая кухня». Пока мы разговаривали, подъехали две машины — в одной местные сами привезли им борщ, в другой приволокли сало. Конечно, когда приезжаешь с мыслью, что тут каратели — с ними и говорить не надо, по лицам все видно, — на картинке так и выходит. Но у нас сюжеты были взвешенные, мы давали высказаться обеим сторонам.

Я не помню случаев прямой цензуры на «Неделе». Возможно, какие-то вопросы руководство канала решало с Марианной, но я с этим не сталкивался. Но было ясно, что программа висит на волоске, и разгон «Недели» не стал неожиданностью. Когда сбили «Боинг», рассказывать так, как рассказывали мы, стало нереально. На всех каналах кричали про хунту, карателей, которые сбили самолет. Мы были в отпуске, когда пришла эсэмэска от Марианны: «Дорогие все! Вот настал момент, наша маленькая гордая программа закрывается. Впереди прекрасный новый мир, где будет другая жизнь». Теперь одни на вольных хлебах, другие не работают, кто-то остался на рентэвэшном инфовещании. Я нашел компромиссный вариант.

Передача «Линия защиты» на ТВЦ, где я работаю сейчас, на грани. У нас бывают фильмы типа «Пять обещаний Порошенко», но они больше ироничные, чем пропагандистские. Но я сам делаю выпуски на отвлеченные темы. Напрямую мне снимать пропаганду не предлагают, и я бы не стал. У меня есть сейчас предложения, связанные с кино, поэтому если на канале скажут: «Ты должен сделать то-то» — я отвечу: «Я ничего вам не должен, до свидания».

Сейчас время такое, что ты думаешь не о статусе, а больше о совести. Как в глаза-то смотреть? Самому себе в зеркало. Вот просыпаешься и думаешь: «А неплохо я вчера натрындел, да?» Сможешь ли ты с этим жить дальше?

Конечно, «Линия защиты» — даунгрейд после «Недели», но что делать? Надо же как-то жить. Куча талантливых ребят найти себя на телевидении больше не может, Рома Супер, Лошак в одном из недавних интервью сказал: «Возможно, многим молодым журналистам моя фамилия уже ни о чем не говорит, потому что я пропал с экранов». Вадик Кондаков ездил на какой-то сраный экономический форум снимать рекламные ролики. Мне предлагали и на LifeNews, и на «Звезду», но этим совсем не хочется заниматься.

На ТВЦ мне не приходится переступать через себя, но меня не устраивает, что по соседству с нами выходят продукты сомнительные, не реальная пропаганда, но с отчетливым душком. Телевидение для меня перестало быть творчеством. В первую очередь это касается выбора тем. Есть цензура в оболочке игры под названием «нерейтинговая тема». Я предложил рассказать, кто на 9 мая делал деньги на ленточках и пилотках. Там же что-то стоило по 300 рублей, если 100 тысяч людей это купили, это уже 30 миллионов. Давайте сделаем фильм про бизнес на патриотизме. Нет, это не рейтингово. Лучше расскажем про русскую Вангу, какую-то бабушку, которая что-то там предсказывает. На ТВЦ из десятка тем, которые тебя зажигают, в лучшем случае утверждаются одна-две, в остальном приходится работать над тем, что не по душе.

До РЕН ТВ я работал в «Профессия — репортер» на НТВ вместе с Катей Гордеевой, Андреем Лошаком, оттуда мы ушли, когда начали закручивать гайки, после нашего фильма про протесты 2011—2012 годов. Программу разогнали, оставили только бренд — она все еще выходит, но делают ее люди из энтэвэшного криминала. Мы надеялись, что митинги, волна негодования сдвинут состояние деградации, дамбу прорвут и из этого выйдет свободное телевидение. Тогда люди еще отличали просто НТВ от «Профессия — репортер». Но одной из последних капель стал мой разговор на митинге «похорон НТВ» у здания «Останкино». Меня спросили, как я могу считать себя порядочным человеком, если работаю там, где выходит «Анатомия протеста». Чувства «на кого же мы оставили наш канал» не было — уже понятно было, на кого.

Кто делает настоящую пропаганду на Первом и на «России» — все прекрасно понимают. Ипотека, долги, семейные проблемы. И все-таки я не могу ответить — почему. У меня схожая история: я живу на съемной квартире, осенью буду брать кредит на покупку жилья, но я не понимаю, как можно заливать людям в уши дерьмо. Я всегда думаю в таких случаях о своей матери — она и так уже зомбирована до такой степени, что я иногда не понимаю, о чем с ней говорить, кроме домашних дел. У нее постоянно трещит Киселев, вещает Мамонтов, а я думаю: «Как я могу обманывать свою мать?» Чувствую, что тоже закладываю туда кирпичик.

Раньше мы посмеивались над людьми, которые делают криминальные программы на НТВ. Дико было, когда какой-нибудь корреспондент обманом влезал в квартиру и потом это выходило на федеральном канале, а Миткова рассылала всем письмо: «Посмотрите, ребята, как круто сработали в криминальной дирекции». Мы думали: так нельзя — выбивать электрические пробки, чтобы человек открыл тебе дверь, и потом еще снимать на скрытую камеру. Но волна беспринципных журналистов просто вытеснила тех, кто не мог этим заниматься.
Сейчас время такое, что ты думаешь не о статусе, а больше о совести. Как в глаза-то смотреть? Самому себе в зеркало. Вот просыпаешься и думаешь: «А неплохо я вчера натрындел, да?» Сможешь ли ты с этим жить дальше? Но большинство живет, конечно.

начало

Дмитрий Сидоров

Начало





Привет . Добавляй в друзья )





Tags: пропаганда
Subscribe

Posts from This Journal “пропаганда” Tag

  • Отстранили-допустили-расчехлились

    Хотите узнать, какие СМИ ещё не окончательно утратили совесть и их можно читать, а какие пора забыть, как страшный сон, потому что они — лживые…

  • Вторая древнейшая.

    Государство выделит убыточному «Первому каналу» 3 млрд руб. «Первому каналу» будет выделена дополнительная помощь из федерального бюджета. На…

  • А как оправдывались Игорь Кириллов и Анна Шатилова?

    Дмитрий Гордон: Вам как главному диктору Советского Союза не было в душе стыдно за дряхлых Брежнева, Черненко и их соратников, за это лицемерие,…

  • Соловьиный помет

    Соловьев назвал себя «просто богатым человеком» в ответ на расследование Навального Телеведущий Владимир Соловьев в ответ на расследование Фонда…

  • Как делают политические ток-шоу на государственном ТВ

    Сотрудник «Первого канала»: Бывший прапор внезапно сделался идеологом всех программ. Сначала я работала в программе «Политика», которая сейчас…

  • Исповедь пропагандиста.

    В этом материале предлагает узнать о том, как устроена пропаганда на российском телевидении, непосредственно от сотрудников государственных…

  • Не сыгравшая карта Суркова.

    Об упущенных возможностях на Донбассе уже написано и переписано множество материалов и статей вышло на эту тему не мало. Было затронуто множество…

  • «Ваш сын был на митинге. За поведение — неуд.»

    Одна из причин участия школьников в уличных протестах — политизация школы и рвение учителей-охранителей. Российские учителя критикуют на занятиях…

  • Зомбоящик кончился. Телевизора больше нет.

    Начался неостановимый процесс, который сравним с Реформацией. В течение вот уже многих лет страна живет c привычной мифологемой, которая…

Buy for 90 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments